Штурмовые и ударные части русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

Специфика позиционных боевых действий, начавшихся на Русском фронте в конце осени 1915 г., выявила несколько проблем, стоящих перед русской армией (они были характерны и для армий других воюющих держав). Во-первых, резко упал уровень подготовки и качества основной массы войск – военнослужащие мирного времени в основном выбиты, их сменили запасные и ратники ополчения. Как и в других армиях, было проблематичным поддерживать качество значительно разросшейся армии на уровне войск мирного времени — и это предопределяло возникновение элитных частей, находящихся под особой опекой командования.

----------------------<cut>----------------------

Во-вторых, начало позиционной войны с присущей ей специфической методикой ведения боевых действий потребовало создания специальных частей прорыва –подготовленных к боевым действиям в таких условиях. Именно в 1915 г. предшественники штурмовых частей образуются в германской, итальянской, французской, чуть позже – в австро-венгерской и турецкой армиях.

Интересно отметить, что первая инициатива при формировании штурмовых подразделений русской армии, как и у немцев, шла снизу – от командного состава Действующей армии. Структурировались штурмовые подразделения вначале в форме специальных (штурмовых) взводов в пехотных ротах.

Родоначальник штурмовых взводов русской императорской армии — один из ее лучших генералов командующий 5-й армией генерал от кавалерии П. А. Плеве. Приказ командарма от 04. 10. 1915. № 231 предписывал сформировать в каждой роте специальные команды «бомбометателей», а в состав этих команд отобрать энергичных и смелых людей. Специальное вооружение «бомбометателя» — 10 гранат, топор, лопата и ножницы для разрезания проволоки [Корнаков П., Юшко В. Второе рождение гренадер // Цейхгауз. № 4 (1/1995). С. 20]. Были установлены правила обучения бойцов новых подразделений, к которым в качестве инструкторов прикомандировывались саперы.

В конце того же года опыт 5-й армии был применен ко всей Действующей армии — и штурмовые (или гренадерские) взводы появляются в пехотных ротах. Боевой состав взвода — офицер, 4 унтер-офицера, 48 рядовых [Приказ по 9-й армии № 646 от 13. 12. 1915 г. Сергеев П. Штурмовые команды русской армии (1914-1918) // Армии и битвы. № 2 (1/2003). С. 44].

Состав взвода мог варьироваться: «Из зачисленных в гренадеры формируются взводы гренадер по одному при каждой роте. Состав взвода: 1 офицер и 53 нижних чина, в том числе взводный и два отделенных унтер-офицера» [Ручная граната. Материальная часть и тактика. Конспект лекций юнкерам Тифлисского военного училища. Тифлис, 1917. С. 4].

Штурмовые и ударные части русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

1. Группа гренадеров на фронте. Пилотки как головной убор в русской армии обязаны своим появлением авиаторам, юнкерам, бойцам броневых и самокатных частей и гренадерам.

Комплекс вооружения бойца штурмового взвода (гренадера): карабин, кинжал – бебут, 7-8 гранат (носились в особых брезентовых мешках — крест-накрест через плечи) и ножницы для разрезания проволоки (в отличие от пехотинца каждый гренадер носил такие ножницы на поясе). После прохождения особых испытаний гренадеры получали особую нарукавную нашивку. В приоритетном порядке штурмовикам выдавались стальные шлемы Адриана. Штурмовой взвод получал стальные щиты (как минимум один на 2 гренадер) и 2 бомбомета.

Таким образом, первые подразделения русских штурмовиков, также как и в австро-венгерской армии, были представлены мелкими подразделениями, вкрапленными в структуру родных частей. Цель создания штурмовых взводов — преодоление позиционной обороны противника и ведение ближнего боя в условиях траншейной войны. Минусами штурмовых взводов были их слабый состав и отсутствие в подразделении серьезного тяжелого вооружения.

Реалии позиционной войны привели к попытке создания теперь уже штурмовых (ударных) батальонов, которые, как и в германской армии, должны были стать качественным инструментом в руках командования армейских соединений и объединений для реализации усложняющихся боевых задач.

Толчком послужила Митавская наступательная операция русской 12-й армии Северного фронта 23 — 29 декабря 1916 г., по итогам которой было признано целесообразным сформировать в русской армии особые части прорыва, незаменимые при прорыве укрепленных участков фронта: «Если германская армия, проникнутая духом наступления и … строго, точно дисциплинированная, где обаяние офицера очень высоко, энергично приступила все же к образованию особых ударных частей, штурмовых войск, то нам при свойственной нам мягкости, неопределенности, тем более следует создать шанс удачи посредством особо вымуштрованного организма, действующего привычно, автоматически. Вопрос этот чисто тактический и слишком важный, чтобы его откладывать» [Разбор организации прорыва неприятельской позиции в направлении на Митаву в декабре 1916 года. Секретно. Типография Штаба Верховного главнокомандующего, 1917. С. 40].

Командующий Особой армией генерал от инфантерии П. С. Балуев 02. 02. 1917 г. обосновывал приказ о создании штурмовых частей во вверенной ему армии в частности и тем, что немцы, из-за понизившегося уровня своей пехоты создали особые части для активных действий в позиционной войне. Генерал считал целесообразным сформировать особые «ударные отряды» — чтоб дать командирам надежное боевое средство и создать кадр обученных инициативных бойцов-смельчаков, действия которых во время наступления пехоты придадут последней большую активность и уверенность [Солнцева С. А. Ударные формирования русской армии в 1917 году // Отечественная история. 2007. № 2. С. 48].

Командарм подчеркивал, что такие ударные отряды предназначаются именно для активных действий в форме контратак и атак. Формирование ударных частей следовало завершить к 01. 03. 1917 г.

Соответственно была разработана инструкция, предусматривавшая создание ударных батальонов, изданная приложением к приказу Особой армии № 320/48 от 25. 03. 1917 г. и названная «Наставление для ударных частей». Ударный батальон (традиционно его бойцы продолжали именоваться гренадерами) должен был появиться в каждой пехотной дивизии. Состав батальона: учебная команда, 3 стрелковые роты (каждая по 3 взвода), техническая рота (пулеметное, минометное, бомбометное, подрывное и телефонное отделения). Личный состав первых трех отделений последней комплектовался за счет артиллерийской бригады, а последние два – инженерной роты дивизии.

В состав ударного батальона входили: 13 офицеров, 1049 строевых и 87 нестроевых солдат, 89 лошадей и 33 повозки.

Батальон подчинялся напрямую начальнику дивизии.

Штурмовые и ударные части русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

2. Изображение русского бойца-штурмовика из Наставления для ударных частей 1917 г.

Говоря о вооружении русских штурмовиков, необходимо отметить, что в каждом гренадерском отделении шесть бойцов были вооружены револьверами и два бойца — винтовками. Каждый боец также был вооружен кинжалом или тесаком (допускался и иностранный штык-нож), малой лопатой или топором, имел 8-10 ручных гранат, ножницы, противогаз, и стальную каску. Ударный батальон имел: 8 ручных пулеметов (систем Льюиса или Шоша), 8 станковых пулеметов, 8 бомбометов, 4 миномета, минимальный подрывной набор для создания 8 проходов в проволочных заграждениях (удлиненные заряды), 7 телефонных аппаратов, 200 сигнальных ракет [Наставление для ударных частей. Типо-цинкография штаба Особой армии, 1917. С. 5].

Штурмовые и ударные части русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

3. Русский 47-мм миномет сист. Лихонина обр. 1915 г.

Гранаты применялись различные: русские гранаты образцов 1912 г., 1914 г. и системы Новицкого, французские гранаты образца 1915 г., а также германские, японские и английские гранаты систем Миллса и Лемона [Наставление для боя ручными гранатами. Издание генерал-квартирмейстера при Верховном главнокомандующем. Пг., 1917. С. 8].

Штурмовые и ударные части русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

4. Солдат с германской ручной гранатой на поясе.

Штурмовые и ударные части русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

5. Ручная граната Рдултовского обр. 1914 г.

Штурмовые и ударные части русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

6. Ручная граната Новицкого (инженерный вариант для разрушения проволочных заграждений).

Ножницы рекомендовалось иметь с изолированными ручками (для разрезания наэлектризованной колючей проволоки), топор, предназначенный для рубки кольев и рогаток, имел длинное топорище. В качестве предметов снаряжения бойцам полагалась амуниция для ношения гранат, топора, ножниц, а также шанцевый инструмент, по 4 дымовые шашки на человека (переносились в одном или двух мешках) и особые кожаные рукавицы, которые должны были предохранить руки от порезов колючей проволокой. Батальон должен был боепитаться за счет материнской дивизии. Орудия также должны придаваться из дивизии.

В конце марта 1917 г. при штабе Особой армии была открыта школа для обучения инструкторов гренадерского дела, а в мае состоялся 1-й выпуск этой школы и показательные штурмовые учения в присутствии П. С. Балуева. В соответствии с «Положением о школе гренадер» [Корнаков П., Юшко В. Указ. соч. С. 21] для прохождения обучения откомандировались: по офицеру от каждой пехотной бригады и каждого стрелкового полка кавалерийских дивизий, по одному солдату от каждого батальона пехоты и стрелкового эскадрона кавалерийского полка.

Программа подготовки включала в себя изучение различных видов гранат, пулеметов, бомбометов, минометов. Во время практических занятий особый упор делался на отработку метания гранат — лежа, стоя, с колена, из-за укрытий, из окопа, в окопы, по разным целям в различной обстановке. Отрабатывалась точность броска. Причем программа подготовки бойцов ударных батальонов включала в себя и практическую отработку на специально оборудованной местности специальных тактических заданий [Наставление для боя ручными гранатами. С. 4-6].

Штурмовые части решали следующие задачи:
1. Во время прорыва вражеских укрепленных позиций: а) штурм наиболее важных и особенно укрепленных участков фронта; б) поддержка наступления пехоты на первую линию (передний край) обороны противника и бой в траншеях.

2. В обороне: а) бои местного значения – для улучшения позиционного положения; б) поиски для взятия пленных и уничтожения оборонительных сооружений противника; в) контратаки против прорвавшегося противника.

Впереди атакующих волн гренадеры устремлялись вперед и забрасывали противника гранатами. При необходимости при помощи гранат расширялись проходы в проволочных заграждениях [Ручная граната. Материальная часть и тактика. Конспект. Тифлис, 1917. С. 6].

Ударные части должны были размещаться в ближнем тылу и выводиться на позиции только для выполнения боевой задачи. Просто занимать ударными частями те или иные участки фронта для их позиционной обороны строго запрещалось. Показательно, что бой бойцами-ударниками должен был вестись в траншеях, тогда как бой на земной поверхности рассматривался в качестве исключения.

Все военнослужащие ударного батальона (как синоним применялся также термин «штурмовой») проходили полноценный курс боя ручными гранатами и лишь после сдачи своеобразного экзамена получали звание «гренадер». Бойцы обучались ведению разведки, в них прививались индивидуальная инициатива, дисциплина, слаженность при действии в составе подразделения. Занятия проводились в любое время суток.

Курс подготовки гренадера состоял из трех блоков:
1) Подготовительного (словесность, гимнастика, полевые занятия, санитарная служба, изучение отечественного и вражеского оружия, умение владеть любыми видами оружия);
2) Траншейного боя (изучались система окопов и полевых укреплений противника, специфика штурмовых плацдармов, искусственные заграждения, бой гранатами, бой в узлах сопротивления противника, применение оружия ближнего боя и борьба с таковым, выведение из строя орудий, вопросы питания в бою боеприпасами);
3) Тактического (изучались формы применения ударных частей: при прорыве фронта, захвате укрепленных пунктов, захвате и удержании участка позиции противника, нападении для захвата «языков» или разрушения вражеских оборонительных сооружений, при контратаке, во время поддержки наступающей пехоты).

Отношение к бою гранатами и к гранатному делу в целом было особым – это была «визитная карточка» штурмовых подразделений.

В теории и на практике детально отрабатывались все аспекты этого вопроса – от создания складов ручных гранат до боевого применения последних. Металась граната на дальность 50 – 60 шагов (радиус действия по живым целям на открытой местности около 5 шагов, но возможно поражение и на дальности до 30 шагов от точки взрыва). Т. к. взрыв от бросаемой в окоп противника гранаты часто поднимал с земли и отбрасывал на значительное расстояние камни и пр. предметы, предписывалось при броске гранаты укрываться от действия взрыва в окопе или за складками местности [И. Г. Кориц Инструкция для метания ручных бомб и гранат. Ч. 2. Изд. 1. Пг., 1916. С. 9]. Полковой запас гранат — до 5000 штук [Правила организации снабжения ручными гранатами – Наставление для ударных частей. С. 20], батальонный склад рассчитывался на 400-600 гранат.

Из-за возможных артиллерийских обстрелов противника складирование гранат у передовой признавалось нецелесообразным, и переноска гранат в боевую линию осуществлялась в особых мешках, ящиках и корзинах. Ответственным в данном вопросе был особый офицер (как правило, командир группы траншейных орудий).

Боец ударного батальона постоянно при себе должен был иметь две гранаты, а пулеметчик – одну. По примерным расчетам количество гранат в полку (включая полковой запас) – 15000 штук. Доставка гранат на передовую должна была быть непрерывной и осуществлялась особыми подносчиками. Наставление для боя ручными гранатами устанавливало, что во время боя гренадер должен был иметь по гранате в каждой руке и еще 4 гранаты Новицкого (либо 8 гранат других систем) — при себе.

Автор: Олейников Алексей