Прообразом таможенника Верещагина был реальный человек – офицер-пограничник Михаил Дмитриевич Поспелов. Сценаристы списали с него героя, а режиссер сделал даже внешне похожим.

Таможенник Верещагин, он же штабс-капитан Михаил Поспелов

----------------------<cut>----------------------

Поручик Поспелов

Михаил Поспелов родился в 1884 году в Орле. Получил домашнее образование. Отличался вольнодумством, за что с треском вылетел из реального училища. Михаил этому не очень расстроился и поехал попытать счастья в Тифлисское военное училище. Там желание молодого человека стать военным восприняли благосклонно: образован, смышлен, что касается здоровья – юноша разгибал подковы и мог ломом подпоясаться, кулаки имел размером с горшок. Отличный будет офицер, а вольнодумство… ну кто не грешил этим в молодости?

Поспелов окончил училище и получил назначение в Либавский пехотный полк. Потянув немного лямку гарнизонного офицера (тоска смертная!), добился перевода в пограничную стражу на среднеазиатскую границу (вот уж где точно скучно не будет!)

Поспелов прибыл в Асхабад (так тогда называлась нынешняя столица Туркмении).

В то время как офицеры стремились закрепиться в губернском или хотя бы уездном городе, поручик Поспелов выхлопотал себе должность начальника богом забытого в горах Копет-Дага Гермабского пограничного поста на самой границе с Персией. Счастливый отбыл он к месту несения службы вместе с женой и двумя малолетними дочерьми.

Таможенник Верещагин, он же штабс-капитан Михаил Поспелов

«Красный шайтан Поспел»

Гермабский пограничный отряд контролировал участок в 100 верст. Через границу контрабандными тропками и тропинками шли караваны, везя чай, сахар, ковры, ткани, перегоняли скот. Полудикие разбойничьи шайки нападали на туркменские поселения, разоряли их, уводили девушек и молодых женщин для продажи в гаремы.

Но все чаще на пути контрабандистов и бандитов как из под земли появлялся «Красный шайтан Поспел» — такое прозвище получил Михаил за свои роскошные рыжие усы, который создал среди местного населения разветвленную агентурную сеть, простиравшуюся не только по эту, но и по ту сторону границы. «Меня в этих краях каждая собака знала: вот так всех держал», — именно таким и был настоящий Верещагин – Михаил Поспелов.

Под стать себе подбирал и воспитывал Поспелов бойцов. Сам он прекрасно стрелял, был превосходным наездником, имел шесть императорских призов за стрельбу и вольтижировку (искусство верховой езды), этому учил и своих пограничников, добиваясь от них виртуозной джигитовки, владения шашкой и стрелковым оружием.

Пост Поспелов превратил в настоящий оазис. На территории поста росли яблони, грецкие орехи, абрикосы, вишни, груши, алыча, был и рукотворный пруд, в котором правда плавали не осетры, а всего лишь карпы, и по подворью разгуливали не павлины, а индюки.

Революционное безвременье

1917 год Поспелов встретил штабс-капитаном. Власть слабела, это чувствовали и контрабандисты и члены всевозможных банд. Участились налеты на приграничные русские и туркменские поселения, все более кровавыми становились схватки пограничников с нарушителями границы.

В марте 1917-го Поспелов уехал в Ашхабад и вернулся с оттуда пулеметом «льюис», ручными гранатами и невиданным доселе бомбометом (прототип миномета, стрелявший на 200-300м.) Но главная опасность подстерегала его не со стороны контрабандистов.

После октябрьских событий государственная машина развалилась. Солдаты и вахмистры начали уходить домой делить землю. Уходили офицеры-пограничники, кто домой, кто к Деникину, кто за кордон. Опустели казармы, на Гермабском посту остались лишь его начальник с семьей и один из переводчиков.

Михаил был единственным офицером 30-й Закаспийской бригады пограничной стражи, кто остался. Он перенес в дом все имевшееся на посту оружие, проверил, как жена стреляет из винтовки и метает гранаты, укрепил ставни и двери, натянул на окна противогранатные сетки, поставил у окна пулемет, у дверей бомбомет и занял оборону. Несколько раз к дому подходили банды, но штурмовать «крепость» не решился никто.

Сам «начальник гарнизона» пил самогонку и мрачно посылал представителей всевозможных «армий» и «республик», предлагавших ему «послужить родине и отечеству». Не ушел он и в Персию, как предлагали некоторые. На вопросы, чего он еще ждет, отвечал: «Границу охранять буду, когда время придет» «А оно придет?» — с ехидцей спрашивали его «доброжелатели». «Придет», — уверенно отвечал Поспелов.

Под красным знаменем

К середине 1919 года в Туркестане наконец-то появилась настоящая власть: в июле Красная Армия взяла Ашхабад и начала наводить какой-никакой порядок. Поспелов воспрял духом. Не дожидаясь, пока новая власть доберется до его медвежьего угла, он поехал по окрестным аулам и селам и стал набирать добровольцев в пограничный отряд: неужели жители не устали от набегов разбойничьих шаек?

Набрав 50 человек, Поспелов начал обучать их владению оружием и азам несения пограничной службы. Кормил отряд Поспелов за свой счет, продав для этого в Персии (уж ему-то не знать контрабандных троп!) купленные еще в царские времена дорогие ручной работы ковры.

Когда в декабре 1919 года из Ашхабада прибыл комиссар с целью восстановления Гермабской погранзаставы, его встретили блестящие чистотой казармы, оружие, стоящее в пирамидках, а на плацу дымилась походная кухня с борщом.

Поспелов доложил, что гермабский погранотряд несет охрану государственной границы, происшествий нет и предоставил приемо-сдаточную ведомость, в которой было перечислено все имеющееся на посту оружие и имущество вплоть до последней подковы. Пораженный комиссар решил ничего не менять и назначил бывшего штабс-капитана командиром пограничного батальона.

Таможенник Верещагин, он же штабс-капитан Михаил Поспелов

Снова Красный шайтан

В 1921 году Поспелов стал командиром пограничного полка и отвечал уже за всю советско-персидскую границу. На контрабандистов теперь Поспелов смотрел как на мелких хулиганов, главной задачей для него стало борьба с басмачами и недопущения прорыва из-за кордона на территорию РСФСР вооруженных банд. Поспелов начал создавать летучие кавалерийские отряды и теперь уже по всей линии персидско-советской границы бандиты взывали к Аллаху, чтобы тот покарал Красного шайтана и его джигитов-пограничников.

В 1923 году его вызвало руководство: «Сдайте полк». К горлу подкотил комок: «За что?» Обида не успела ударить в голову: «Сдайте полк, Вы назначаетесь начальником только что образованной учебно-пограничной школы». Это была одна из первых военных школ в Туркменистане, готовившей начальников погранзастав и их заместителей.

В 1925 году Поспелов ушел в бессрочный отпуск по достижению предельного возраста, но принимал активное участие в разгроме басмаческих банд Ибрагим-бека и Энвер-паши. Его миновали лихолетья 30-х годов, в это время он трудился в управлении пожарной охраны Узбекской ССР. В 1941 году ему исполнилось 57 лет и он уже не подлежал призыву по возрасту. Умер персональный пенсионер УзССР полковник М. Поспелов в Ташкенте в 1962 году.