Латвийская промышленность умирает из-за разрыва с Россией

Латвийские экономисты и предприниматели бьют тревогу: ключевые промышленные отрасли страны падают на десятки процентов. Виной всему, как признают даже представители местных властей, «ксенофобская», то есть антироссийская, политика правительства Латвии. После антироссийских санкций и ответного эмбарго надежды на иные рынки сбыта оказались иллюзией.

----------------------<cut>----------------------

Латвия оказалась в числе наиболее сильно пострадавщих из-за ухудшения отношений ЕС и России. И дело не только в ответном продовольственном эмбарго России, но и в собственной ксенофобской позиции латвийских властей, а также в российской политике импортозамещения и ухода от использования прибалтийской инфраструктуры.

Удар по транзиту

Россия нанесла сильный удар по транзитным амбициям Латвии. Этот год для транзитной отрасли будет тяжелым, и не надо себя обманывать – объем перевозки грузов по железной дороге в первом полугодии может снизиться на 30%, бьет тревогу бывший член правления Рижского свободного порта и руководитель предприятия Laika stars Вадим Ерошенко, передает Delfi.

Долгое время страна выполняла функции перевалочного пункта для товаров из России в Европу, на чем неплохо зарабатывала. В целом транзит дает 12–13% ВВП Латвии, причем не менее 80% транзита приходилось именно на грузы с Востока. Например, каждый обслуживаемый груз угля приносил экономике страны 10 евро. От ухода только одного угольного транзита экономика страны лишится до 130–140 миллионов евро в год. Исчезновение российских грузов означает потерю благополучия не менее чем для 75 тысяч жителей Латвии – работников столичного порта, железнодорожной отрасли страны и членов их семей.

Латвийская промышленность умирает из-за разрыва с Россией

Однако Россия сделала ставку на собственные железные дороги и порты, чем нанесла Прибалтике серьезный удар (газета ВЗГЛЯД подробно писала об этом). Больше нельзя поехать в Москву, чтобы «в бане договориться об обороте железнодорожных грузов на весь год», поскольку в России в целом меняется подход к транзиту, жалуется Вадим Ерошенко. В Латвии считалось, что благодаря географическому положению транзитная отрасль всегда будет развиваться, так и было – во все кризисы транзитная отрасль вытаскивала экономику, говорит Ерошенко. Однако сейчас ситуация меняется.

Между тем ЖД отчитываются, что не снижают отгрузку угля, а, наоборот, увеличивают объемы его перевозки. Так, за пять месяцев 2016 года железными дорогами погружено 136,5 млн тонн каменного угля, что почти на 4% больше, чем за тот же период прошлого года. Да и в целом погрузка с начала года выросла на 1,3%. То есть возить меньше стали именно по латвийским железным дорогам – а отгрузка через российские порты увеличилась.

Так, грузооборот российских портов в 2015 году к 2013-му вырос на 15% – с 589 до 676,7 млн тонн. И положительный тренд продолжается: только в первом квартале 2016 года российские порты нарастили грузооборот на 4,6%, до 167,3 млн тонн. Тогда как в Рижском порту он упал на 14%, до 9,1 млн тонн, за первые три месяца этого года.

Понятно, что тут накладывается еще и общий экономический кризис, однако эксперты отрасли на проходящей сейчас в Риге и Вентспилсе конференции Transbaltica отмечают, что балтийские компании, ко всему прочему, начали проигрывать российским транспортным компаниям в эффективности и надежности сервиса. Под влиянием нынешнего кризиса быстро меняются стиль работы и методы российских транспортных компаний, говорит директор российского представительства DB Schenker Айвар Тауриньш. Острейшая конкуренция и необходимость сокращения издержек вынуждает их быстро перенимать новейшие технологии, работать быстро и эффективно, менять отношение к клиентам, добавляет он.

Рыбная и молочная отрасли Латвии держались на россиянах

Из-за ответных санкций России Латвия переживает кризис в молочной и рыбной отраслях. Многие рыбные предприятия в Латвии уже сейчас работают на небольшую мощность – не более 50% от фактической, у некоторых ситуация еще хуже. И прогноз на этот год неутешительный. «Убытки будут у всех, и общее падение оборота в отрасли будет не меньше 50%. Это больше, чем годом ранее. Уже в летние месяцы мы будем простаивать, и неизвестно, что будет дальше», – рассказал BNS предправления крупного латвийского рыбоперерабатывающего предприятия Brivais Vilnis Арнолд Бабрис.

Напомним, что Россия с мая 2015 года запретила ввоз рыбных консервов из Латвии и Эстонии. Поводом для этого стали нарушения ветеринарно-санитарных требований, выявленные ветспециалистами. Тогда латвийские и эстонские бизнесмены заявили, что, мол, найдут новые рынки сбыта, повезут свои шпроты в Мексику и Китай. Однако, судя по всему, там латвийские консервы не получили такого распространения, как в России. Спрос на латвийскую продукцию в странах СНГ также сократился, в том числе из-за сильного укрепления евро по отношению к валютам этих стран.

Латвийская промышленность умирает из-за разрыва с Россией

Молочная отрасль уже вплотную приблизилась к критической точке, заявил недавно министр земледелия Латвии Янис Дуклавс.

Пока же Латвия безуспешно пытается найти новые экспортные рынки для сбыта своей молочной продукции, а власти – найти средства в бюджете для поддержки производителей молока в надежде избежать массовых банкротств.

Латвия теряет российских туристов

Наконец, Латвия страдает от резкого снижения доходов в туристической отрасли, и не в последнюю очередь из-за собственных антироссийских позиций.

Мэр города Юрмалы Гатис Трукснис переживает, что прошлый год для туризма в целом страны стал тяжелым и этот не предвещает улучшений. «Из-за геополитического и экономического кризиса турпоток из России упал на 40% вообще в Европу, в том числе и Латвию, где российские туристы составляли большой процент: 33% туристов в Юрмале были латвийцами, 67% – из-за рубежа. Из этих 67% россияне составляли 40%. Если эта цифра падает наполовину, то, конечно, это влияет. В предыдущие три года число туристов росло на 20%», – цитирует Труксниса Delfi.

Латвийская промышленность умирает из-за разрыва с Россией

Интересно, что растет число туристов, приезжающих в Латвию из соседних стран Балтии, Швеции, Германии и Великобритании. Но, как признается сам мэр Юрмалы, они не в состоянии заменить российских туристов. «Конечно, у туристов из Западной Европы потребительские привычки, ну, более консервативны, чем у туристов из России. Гостиницы заполнены, но счета на 20% скромнее», – признался мэр.

При этом главная причина снижения привлекательности Латвии для российских туристов, по его мнению, не в девальвации рубля по отношению к евро, а в первую очередь – в антироссийской позиции латвийских властей. Поэтому глава Юрмалы призвал власти Латвии воздержаться от ксенофобии и сделать страну более открытой.

Достаточно сказать, из-за антироссийской позиции Латвии в этом году в Юрмале не были проведены сразу два ставших уже традиционными юмористических фестиваля – от Comedy Club и от КВН. Они брали в аренду зал «Дзинтари» и привлекали огромный поток россиян. Россия же даже в этой некрасивой истории получила больше прибыли, организовав «Голосящий КиВиН» вместо Юрмалы в Светлогорске (Калининградская область), заставив работать российских туристов на российскую же экономику. Те же выгоды получил Сочи благодаря переезду конкурса «Новая волна» из Юрмалы в Сочи. А все началось с внесения латвийскими властями ряда российских артистов и музыкантов в черный список.

Упадок сферы недвижимости

По подсчетам строительных организаций Латвии, падение оборота в строительной отрасли в этом году составит 15–20%, рассказала в интервью LETA руководитель партнерской организации строителей Латвии Байба Фромане. Понятно, что в этом ничего хорошего нет, поскольку за этими предприятиями стоит около 70 тыс. работников. Это означает, что часть строителей будет уволена, другая часть начнет искать работу за границей, добавила она.

Безусловно, падение строительства связано во многом с экономическими проблемами в стране. Но и здесь руку приложили латвийские власти, которые усложнили порядок получения вида на жительство (ВНЖ). Дело в том, что именно россияне были главными инвесторами в латвийскую недвижимость, а ее покупка давала право на ВНЖ.

Мэр Юрмалы также негодует по этому поводу: «Программа ВНЖ, в принципе, убита. Продажи недвижимости упали в восемь с половиной раз по сравнению с предыдущим годом. Наш рынок не настолько самодостаточен, чтобы мы могли позволять себе такое. Сколько людей в Латвии, которые могут позволить себе элитную недвижимость? Мы должны быть более открытыми и не такими ксенофобными, какими мы иногда бываем».

Убытки латвийской экономики

В целом Латвия страдает как от сложной экономической ситуации в Европе, так и от падения российской экономики. Ведь, несмотря на вхождение прибалтийских стран в ЕС, НАТО и зону евро, у них остались прочные экономические связи с Россией.

Из-за введенного Россией эмбарго и спада российской экономики потери латвийской экономики в 2015 году составили более 200 млн евро, или 0,85% ВВП, посчитал МИД страны. «Несмотря на то, что страны на протяжении почти четверти века развивались независимо друг от друга, взаимодействие между бизнес-структурами поддерживалось более чем тесное. Политика политикой, а бизнес идет туда, где есть платежеспособный спрос. Соседство с одной из крупнейших и динамично развивавшихся экономик – российской – позволяло относительно небольшим странам Восточноевропейского региона поддерживать стабильные темпы развития», – говорит Кирилл Яковенко из «Алор Брокер».

Латвийская промышленность умирает из-за разрыва с Россией

Согласно статистике, Россия формировала спрос на товары и услуги латвийских компаний от 30% до 50%, неудивительно, что потеря этого спроса болезненна для латвийской экономики. Только в прошлом году экспорт из Латвии в Россию упал более чем на 20%.

С экономической точки зрения Латвия более чем заинтересована в снятии антироссийских санкций. Другой вопрос, что местные власти пытаются угодить заокеанским и брюссельским партнерам. «Но с каждым годом продлевать режим санкций европейским политикам становится все сложнее – былого единодушия нет, и оценка экономических последствий вносит ясность, что данные меры больно бьют и по самим европейцам», – заключает Яковенко.

С другой стороны, для России проблемы Латвии только на руку. Она первый бенефициар во всех этих историях, начиная с развития российских портов и заканчивая развитием внутреннего туризма.