Такова версия следствия. Как было на самом деле – изучал наш спецкор Николай Варсегов (КП).

При знакомстве с Валерией Шангиной я легонько пожал её маленькую ладонь, и женщина вскрикнула от острой боли. Я же не знал, что запястье Валерии сломано в той зимней кровавой драке, по причине которой мы с ней и встретились.

----------------------<cut>----------------------

Валерия и ее муж Сергей – букинисты, интеллигентные книжные черви, держат в Кирове маленький магазин старых книжек. Крепкой мускулатурой не выделяются. Посему мне странно было читать материалы расследования участкового — капитана полиции А.А. Жукова, где капитан установил, что Шангины не только совершили насильственные действия в отношении мирно распивающей в подъезде компании (7 молодых амбалов и 1 девица), но и должны быть привлечены по ст. 116, ч. 1 УК РФ (нанесение побоев).

Но учитывая, что отморозки-букинисты, напавшие – по версии капитана Жукова – в час ночи на мирно распивающую компанию, сами себе нанесли увечья, неосторожно размахивая кулаками, то потерпевшая сторона (7 мужиков и 1 девица) отказалась из благородства от возбуждения уголовного дела.

Эту фантастическую историю Валерия выложила в своем блоге. И я передам её, подсократив.

Супруги-букинисты, избивая восьмерых дебоширов, нечаянно причинили себе увечья

В этом доме и случилась драка

ИСПОВЕДИ ВАЛЕРИИ

«…Отношения с соседями — вещь деликатная. Но какое надо иметь терпение, чтобы ужиться на одной площадке с семьёй алкоголиков и их приятелями? Мы терпели 7 лет и продолжали бы терпеть, если бы не события последнего времени.

Дело в том, что у нас маленькая квартирка – 33 метра на пятерых. Стена выходит в подъезд. Потому мы невольно становимся слушателями любой соседской попойки. А у детей должен быть режим! Но все последние 7 лет мы были обречены как-то с этим жить. Решить проблему силами доблестной полиции не получалось. За всё время они приезжали на вызовы раза 4, и то в 5 утра, когда все соседские собутыльники, упившись, подравшись и наоравшись, расползались по домам, а нам приходилось давать объяснения, как это мы посмели побеспокоить столь важный государственный орган, да ещё и ночью!

Обычно мы решали эту проблему так: муж выходил на площадку и вежливо уговаривал перейти на другой этаж, потому что требование к пьяным дебилам покинуть подъезд расценивались ими как глубокое оскорбление и прямой повод к драке. Остальные соседи по несчастью предпочитали терпеть.

И в эту ночь всё было так же. Напрасные попытки уложить детей, напуганных криками, и напрасная надежда, что скоро они допьют последнее и расползутся по домам. В час ночи муж не выдержал и пошёл просить перенести сабантуй в другое место.

Супруги-букинисты, избивая восьмерых дебоширов, нечаянно причинили себе увечья

Сосед — Евгений Шалагинов убедил полицейских, что он жертва нападения садистов букинистов

Далее — звуки ударов, грохот. Старшая дочка со словами : "Папу бьют!" выскакивает в незапертую дверь квартиры. И я сразу же слышу её громкий крик! Выбегаю. Ребёнок стоит в коридоре и нечеловеческим голосом орёт. Рука вся в крови, распухла.

- У нас убивают папу! Папу убивают! – кричит дочурка.

Тело мужа прижато к стене боком, согнуто пополам, руки опущены (Почему он не закрывается от ударов?!). И кровь! Много крови! Сейчас я жалею, что не схватила молоток или скалку!

Бросаюсь сквозь толпу, почти схватила его за руку и... задохнулась. Стало темно в глазах. Очень хотелось дышать и дотянуться до мужа, помочь ему! Сознание того, что меня душат, перебило шок от всего увиденного ранее. Я снова видела, как пинают ногами снизу тело мужа, как роняют его, бьют сверху, как струйкой течёт кровь из его уха. Я озверела! Душили меня сзади, поэтому мне удалось, вцепившись руками, ослабить хватку и вздохнуть. Начала вырываться. Теперь меня били трое, точнее один душил, а двое, отвлекшись от мужа, начали меня молотить. Я не помню, как вырвалась. Помню, что среди них была девица, которая подбадривала избивающих и на меня кричала.

Потом до них, видимо, начала доходить вся серьёзность ситуации. Они отступили от моего мужа. И только один псих продолжал его избивать. Я собрала всю силу и треснула этого психа. Он бросился на меня. Наконец-то вышли соседи. Свора ублюдков сразу сбежала. И тут появилась моя Капустка.

Всё ещё будучи в шоке она показала на соседа и прошептала: «Мамочка, это он меня бил!».

Супруги-букинисты, избивая восьмерых дебоширов, нечаянно причинили себе увечья

Шангины взрослые защищали покой своих детей

Я встала у него на пути. Он замахнулся, но муж начал приходить в себя. Он не помнит, как оказался между мной и соседским кулаком. Снова упал. Подоспел другой сосед и прижал урода к лифту. И я стала бить его. Хотелось бить, бить и бить! Забить насмерть за дочку, за мужа, за все эти годы! Правда, получилось ударить только два раза. Дальше мои ноги стали ватными.

Приехали полицейские. Забрали этого ублюдка и моего мужа. Я показала им своего избитого ребёнка. Даже они были в шоке.

Эмоций уж не было. Я вызвала скорую и встала на молитву.

В травму поехали все четверо — я и мои дочурки. Боль приходила ко мне постепенно. Сначала рука, когда одевала детей. Потом, уже не могла вдохнуть — очень болит спина. А собственный голос — сипящий хрип.

Врача дожидались минут пятнадцать. Недовольный, он осмотрел ребёнка и отправил на рентген. Меня осмотрел издалека:

- Сколько вам лет?

- 32...

- Сколько из них вы пьёте?

Шок! Я не пью вообще.

Врач не обратил внимания ни на мои жалобы, ни на распухшую синюю кисть руки.

Сдала кровь на алкоголь и опять спросила про руку.

- Я написал направления на то, что считал нужным! Кисть я специально не указал, потому что надо было запереть дверь и сидеть дома, а не рваться спасать родственников!

- Но ведь там были мой ребёнок и муж!

- Их спасла бы полиция!

Двойной шок!!! Гипс мне наложили уже спустя сутки».

СПАСИБО, ДОКТОР!

В этом месте мы прервем письмо нашей читательницы и обратимся к руководству здравоохранения города Кирова с просьбой провести служебное расследование по данным событиям. Фамилию этого… странного доктора укажет вам героиня повествования. Читаем далее.

«…Муж явился едва живой: закрытая ЧМТ, баротравма, сотрясение мозга и множественные ушибы внутренних органов. Последствия: почти не слышит левым ухом, лежит, а если ходит, то походкой бывалого моряка с жуткими заносами, рвота и температура 38,2. В больницу лечь отказался, боится, что с детьми я одной левой не справлюсь. У меня — перелом запястья, рваная рана на локте, ушибы...

Участковый, надавив на мужа, убедил его писать заявление только на двух избивателей. Обвинил мужа в том, что он сказал дебоширам что-то обидное. Конечно, обидно, когда в час ночи просят вести себя потише!

Со мной же у участкового этот номер не прошёл! Я сразу сказала, что на любое давление буду оказывать сопротивление. Он матерился на меня при моем ребёнке и своих сослуживцах. Говорил, что нам придётся доказывать, что это мы пострадали, а не восемь невинно избитых мною, моим мужем и МОИМ РЕБЁНКОМ примерных молодых людей 23-27 лет. Участковый долго и упорно предлагал мне тоже писать заявление только на двоих человек, пока я не схватилась за телефон... Ведь моего мужа били пятеро! Меня били трое! Какие могут быть 2 человека?!

Я стала звонить моим влиятельным знакомым. Тут участкового словно подменили: вежливый, великодушно согласившийся искать остальных подонков, он даже мне посочувствовал, когда я писала заявление сломанной рукой.

А где же просто человеческое отношение? Или усталость от людей — это норма?! Зачем тогда выбирать профессию, связанную с постоянным общением?

Почему без влиятельных знакомых я — бестолковая мать и истеричка, а с ними — примерная мамочка и даже пострадавшая?».

«У СИЛЬНОГО ВСЕГДА БЕССИЛЬНЫЙ ВИНОВАТ»

Но, по-видимому, влиятельные знакомые Валерии оказались не столь уж влиятельны. Спустя время, она продолжает в блоге:

«Сегодня получили официальные бумаги от участкового. В возбуждении уголовного дела нам отказано! Мы вовсе не потерпевшие, а даже наоборот — обвиняемые!

Оказывается я, мой муж и моя девятилетняя дочь нанесли страшные травмы 8-ми примерным молодым людям! Руку мне никто не ломал! Я её сама сломала. Локоть разодрала (шрам остался немаленький — 6 см в длину и 1см в ширину), когда наносила побои несчастным. А так же я наносила им удары грудной клеткой! А мой муж — головой. Бил до сотрясения собственного мозга!».

«Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела» — шедевр полицейского изложения. Для удобства прочтения заменим в документе фамилии наших героев на имена – Валерия и Сергей.

«…рассмотрев материалы …по факту получения телесных повреждений Шангиной В.Н. (Валерии) …закрытый продольный внутрисуставной перелом основания 5-1 пястной кости правой руки с удовлетворительным состоянием отломков… Установлено, что около 01 час. 00 мин. 20. 01. 2012г. В подъезде между Шангиным С.В. (Сергеем) и Шалагиновым Е.Ю., Сидоренко М.В. произошел конфликт на почве внезапно возникших неприязненных отношений. …Сергей, спровоцировав обострение конфликта, оттолкнул Шалагинова, отчего Шалагинов упал.

Поднявшись, Шалагинов оттолкнул Сергея. После завязалась драка… В ходе конфликта Шалагинов оперся на дверь, ведущую в коридор, в результате дверью прижало локоть руки Шангиной Марине (дочка). …в конфликт вмешалась Валерия, которая начала наносить удары кулаками по Сидоренко, Шалагинову.

Валерия начала царапать лицо Шалагинова, пыталась нанести удары по лицу. Во избежание обострения конфликта Шалагинов обхватил руками Валерию. Валерия начала размахивать руками, пытаясь нанести удары по лицу, телу Шалагинова. …Шалагинов отпустил Валерию. Знакомые Шалагинова (4 фамилии, — КП) направились в сторону выхода. …опрошенные (4 фамилии пьяных дебоширов, — КП) пояснили, что побои Валерии никто не наносил. Валерия получила данные телесные повреждения в момент нанесения удара по Шалагинову, либо при нанесении Шалагиновым скученного в целях самозащиты, удара кулаком по правой руке Валерии, когда Валерия набрасывалась на него с кулаками, пытаясь нанести удары по лицу Шалагинову…

В действиях Валерии, совершившей насильственные действия Шалагинову формально усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, однако… дела данной категории возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, а Шалагинов к уголовной ответственности Валерию привлекать не желает. В действиях Шалагинова признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ не усматривается… Отказать в возбуждении уголовного дела». Подобных, мягко сказать – нелепых — отказов даже от мирового судьи Фуфачева Н.А. у Шангиных целая стопа.

ХОТЬ ЖАНДАРМАМИ ИХ НАЗОВИ, МИЛИЦЕЙСКУЮ СУТЬ НЕ ИЗМЕНИШЬ!

Почему полицейский участковый Жуков и прочее следствие встало на сторону преступников? Причем нарочито до бестолковости. Побои у Сергея, Валерии, их дочки налицо в прямом смысле слова, и по всему телу. Все отмечено медиками. Все фигуранты драки могли быть сразу же выявлены — это близкие друзья соседа Шалагинова. Дураку понятно, что дебоширам светит статья – групповое избиение с причинением вреда здоровью средней тяжести. Статья 112 – лишение свободы сроком до 5 лет! Почему, за какой интерес (ну, не за взятки же!) участковый Жуков и прочее следствие защищают столь рьяно этих мерзавцев? Коллеги из «КП-Киров» пытались связаться с Жуковым, но были посланы в… пресс-службу. А что есть кировская пресс-служба МВД и как она отшивает журналистов – читайте на сайте «КП» Ох, и мутная прозрачность в этом самом МВД!

Самое любопытное, что капитан Жуков ни разу не опросил соседей – свидетелей той драки (?!). Что бы это значило? Нерадивость? Правда, после недавней бучи по этому поводу в «КП-Киров», дело, похоже, приняли к изучению и буквально на днях – почти полгода спустя после зверского избиения семьи Шангиных (!) – соседей свидетелей, наконец-таки, пригласили к следователю. Я тоже поговорил с соседями. Когда они вышли на крики, компания подонков уже улепетывала. Никого не запомнили. А приехавшая полиция не догадалась собрать в подъезде бутылки, окурки и прочие улики. Поэтому сейчас уже доказать причастность друзей Шалагинова к избиению и наказать злодеев будет весьма не просто. Поговорил я и с «потерпевшим» соседом Шалагиновым.

- Мы стояли с друзьями в подъезде, отмечали мой день рождения. Вышел сосед, давай на нас наезжать. Ударил меня, я упал головою о пол, друзья его оттолкнули. Тут выскочила его жена, давай мне лицо царапать. Друзья меня заслонили. Вот и все. Больше нечего мне сказать.

Версия, прямо скажем, для идиотов. А также весьма удобна для полицейских – не надо время терять, чего-то расследовать, бумаги писать.

Обидно, что мы, обыватели, содержа на свои же деньги такую армию силовиков, живем как в 37 году – в постоянном страхе войти в свой же подъезд. В постоянном страхе за женщин и за детей, выходящих на такие опасные улицы, где власть полиции запросто попирается всяким пьяным хулиганьем...