И уже получив срок за убийство, Юлия Иванова узнала, что ребенок... сказал неправду [эксклюзив «Комсомольской Правды»]

Жительница Подмосковья, чтобы отомстить за 4-летнюю дочь, зарезала отца «педофила»

"Я ведь сама слышала, как Вика сказала полицейским: «Рома меня не трогал. Это меня тетя Лена научила...» Но в протокол записали по-другому. И почему-то в этом никто не хочет разбираться. Видимо, потому что тогда окажется, что с самого начала все было не так. Что признания из парня выбили, а показания ребенка переврали, чтобы отчитаться о завершении расследования. Если все это всплывет, у людей с погонами будут проблемы.

----------------------<cut>----------------------

В полицейских сводках эта история сначала проходила как обычное бытовое убийство, которые — увы! — случаются почти каждый день. В сентябре 2015 года в подмосковном Серпухове нашли тело мужчины. 53-летнего Олега Радыванюка зарезали в его собственной квартире. Мужчина лежал на полу со связанным руками в луже крови — его несколько раз ударили ножом. Никаких ценностей не взяли. Да в доме и брать особо нечего было.

Поначалу в убийстве подозревали сына погибшего, Романа. Следователь считал, что между ним и отцом произошла ссора, ну и... Потом была версия, что 26-летний (на тот момент) парень мог расправиться с единственным родственником, чтобы получить в наследство квартиру в кирпичной двухэтажке на окраине Серпухова.

Но через несколько дней в полицию неожиданно явилась невеста Радыванюка-младшего, Юлия Иванова.

- Это я дядю Олега убила, — призналась женщина. — За то, что его сын сделал с моей дочкой...

«САНТА-БАРБАРА» ПО-СЕРПУХОВСКИ

И вот тут начинается настоящий триллер.

Юлия Иванова — очень красивая молодая женщина. Неглупая, как говорят. Аккуратная. Активная. Но при всех достоинствах ей все время как-то фатально не везло с мужчинами. Дважды была замужем. От первого брака остался сын, от второго — дочка Вика (имя изменено, — Авт.). Отец девочки, уходя, оставил бывшей семье однокомнатную квартиру в Серпухове.

- Юля оставила сына временно у мамы в Костроме, а с дочкой жила здесь, — рассказывает подруга Ивановой Ирина. — Сошлась тут с одним парнем.

Парня звали Роман Романов. То, что у Юлии двое детей, его не смущало. Да, собственно, у него и своих проблем хватало. Например, с матерью они уже много лет ютились по съемным квартирам. С работой у Романовых тоже стабильности не было, поэтому когда начались просрочки по аренде, пришлось съезжать. В общем, получилось так, что вслед за Романом в квартиру Ивановой вскоре перебралась и его мама, Елена Романова.

- Жили более-менее нормально, — продолжает подруга. — Ну, по крайней мере, Юлька любила его и счастлива была. И вдруг Рому посадили. Вроде как участвовал в разбойном нападении.

Молодой человек уехал на зону. А его мама осталась жить с Юлей и ее дочкой. Почти свекровь, хоть с Романом Юлия и не расписывалась.

Но ждать любовника из колонии девушка не стала — на горизонте возник новый бойфренд. Еще один Роман (вот совпадение-то!). Тот самый Роман Радыванюк. Парень работал менеджером в магазине, где торгуют мобильными телефонами. Съехались. Так и жили вчетвером в однокомнатной квартире: Юля, дочка, Роман и Елена — мама, напомню, бывшего Юлиного сожителя. «Санта-Барбара» какая-то... Друзья Ивановой объясняют, что ей просто совестно было выставить из дома теперь уже вроде как постороннюю женщину.

«ТВОЙ РОМА УВОДИЛ ВИКУ ИЗ ДОМА»

- А потом Рому сократили, денег стало не хватать, — рассказывает подруга Юли. — Но Юля и Рома на тот момент собирались пожениться. И они решили поступить так. Юлька ведь очень хороший парикмахер. Договорились, что она пока едет на заработки в Москву, устраивается в салон, где у нее знакомые. Зарабатывает на семью, а Рома решает кое-какие вопросы в Серпухове и занимается ребенком. Помогать ему должна была Елена. План у ребят был такой, что Юля продает свою квартиру в Серпухове, Рома — свою долю в квартире, где был прописан с отцом, потом они переезжают в Москву и на эти совместные деньги покупают квартиру в новостройке.

Однако уже через несколько дней все планы пошли прахом. Ивановой в Москву позвонила взволнованная Елена: «Твой Рома сегодня надолго уводил Вику из дома. А сейчас твоя дочь мне сказала, что он целовал ее в губы и трогал внизу живота!»

У Юлии в одну секунду обрушился весь мир. Что он сделал с ее 4-летней малышкой?! Девушка тут же сорвалась с работы домой. В полицию звонить не стала. Решила сначала все выяснить сама. Позвонила знакомому, Валерию Мину, и попросила поехать с ней.

- Они вдвоем приехали на улицу Лермонтова, где жил Радыванюк, — рассказывает источник, близкий к следствию. — Но дома в этот момент был только его отец. Иванова была на взводе, она потребовала, чтобы мужчина сказал, где его сын. Кричала, что тот изнасиловал ее дочь. Олег Радыванюк был навеселе, что-то отвечал, Мин — а он довольно крепкий парень, спортивный — ударил хозяина квартиры и сбил с ног. Потом они вдвоем с Ивановой связали мужчину скотчем, усадили на стул на кухне, требовали, чтобы он сказал, где находится Роман. Но ничего не могли от него добиться.

«ОНА НИЧЕГО НЕ ВСПОМНИТ!»

В какой-то момент Мин вышел из кухни в комнату. Юлия осталась с Радыванюком одна.

- То, что произошло дальше, она объясняла так, — говорит источник. — Якобы мужчина в запале сказал ей: «Да что ты так переживаешь! Подумаешь! Твоей дочери всего 4 года. Даже если Рома с ней что-то сделал, она уже через несколько дней об этом не вспомнит!» Иванова потом рассказывала, что в юности сама была жертвой изнасилования. Она знает, что это такое. Поэтому эта фраза «свекра» вывела ее из себя.

Женщина схватила со стола нож и несколько раз ударила Олега Радыванюка в шею. На крики прибежал Мин, но было уже поздно. Мужчина скончался на их глазах. Ни в скорую, ни в полицию звонить не стали. Просто вышли из квартиры и уехали.

Но через несколько дней Юлия решила во всем сознаться. Отвезла дочку своей маме в Кострому, а сама приехала сдаваться в Серпухов. Пришла в полицию, написала на Романа Радыванюка заявление о сексуальном насилии над ее дочерью, а потом призналась в убийстве.

7 + 12

Это все, напомню, было осенью 2015-го.

В июне прошлого года Серпуховский городской суд приговорил Юлию Иванову к 7 годам колонии. Учли и явку с повинной, и раскаяние, и то, что у нее двое детей. Валерию Мину дали 3 года условно — мол, непосредственно в убийстве он участия не принимал.

В октябре того же 2016 года городской суд закончил процесс по делу Радыванюка. Еще в самом начале следствия парень сначала дал признательные показания, а потом от них отказался. Заявил, что они были выбиты под давлением. Тем не менее, в Следственном комитете сообщают: «Информация, озвученная заявительницей, полностью подтвердилась. Подтвердилась и результатами медицинских экспертиз, и показаниями самой девочки». Собранные следователями доказательства суд оценил в 12 лет тюрьмы. Но решение суда в законную силу еще не вступило. Адвокат Романа Радыванюка сейчас пытается оспорить приговор городского суда в Московском областном суде.

И тут... Представьте на секунду, будто мы с вами сидели, смотрели кино. Фильм заканчивается, финальная сцена, вот-вот пойдут титры. И тут в комнату вбегает Некто: «Постойте! Все же совсем не так было!»

В распоряжении редакции оказалась копия рукописной жалобы, которую Юлия Иванова подавала в Московский областной суд, с просьбой... не судить Романа Радыванюка.

«ОН МЕНЯ НЕ ТРОГАЛ»

В своей записке Юлия пишет, что ее бывшего сожителя оклеветали. По словам Ивановой, 4-летняя Вика призналась ее матери (то есть, своей бабушке): «Он меня не трогал. Это мы с тетей Леной договорились так сказать».

Тетя Лена — Елена Романова, помните? Мама другого бывшего гражданского мужа Юлии, который сидит за разбой (если совсем запутались, см. «Кто есть кто»).

«Романова пыталась нас и ранее поссорить, говоря, что деньги и золото в доме пропадают по его вине, — пишет женщина. — Я была как между двух огней, постоянно ссоры, не знала, кому из них верить. Романова, зная о том, что меня насиловали (в прошлом, — Авт.) и что я в этом плане боюсь за своих детей, надавила на это, скажем так, на больное место...»

В жалобе Иванова рассказывает, как «свекровка» ее накручивала все это время, а после отъезда Юлии в Москву постоянно жаловалась на Романа. Сначала говорила, что он ходит при ребенке в одних трусах. Потом — что поведение девочки резко изменилось, она замыкается и не разговаривает ни с кем. Потом — что Радыванюк куда-то увел ребенка и долго не возвращал. А когда Роман с Викой все-таки вернулись, Елена сделала тот самый звонок, который сорвал Юлию из Москвы и привел к убийству: про «признания» девочки.

Зачем Романовой нужен бы был этот цирк? Знакомые Ивановой объясняют, что женщина хотела, чтобы Юля дождалась из тюрьмы ее любимого сына и чтобы они продолжали жить одной семьей, долго и счастливо. Поэтому от Радыванюка она пыталась избавиться любым способом. (По версии самой Юли Ивановой, «свекровка» делала это все, чтобы в итоге провернуть какую-то махинацию с ее квартирой. Якобы она даже пыталась забрать документы на право собственности. Но эта версия, мягко говоря, странная и сомнительная).

«Я прошу отпустить невиновного человека и привлечь Елену Романову к уголовной отвественности, — пишет Иванова. — Все это я рассказывала следователю и просила разобраться в ситуации, но он мои слова во внимание не брал. Я ужасаюсь от того, что произошло. Убит невиновный человек, не виноватый ни в чем мужчина, потерявший отца, за решеткой, мои дети без матери остались, а Романова на свободе...»

- Да, мы действительно уверены, что Роман ни в чем не виноват, — говорит мне Наталья Пошехонова, мать Юлии. На 48-летней женщине теперь не только собственный 18-летний сын, но и двое детей дочери. — Я ведь сама слышала, как Вика сказала полицейским: «Рома меня не трогал. Это меня тетя Лена научила...» Но в протокол записали по-другому. И почему-то в этом никто не хочет разбираться. Видимо, потому что тогда окажется, что с самого начала все было не так. Что признания из парня выбили, а показания ребенка переврали, чтобы отчитаться о завершении расследования. Если все это всплывет, у людей с погонами будут проблемы.

Короче, история переворачивается с ног на голову. Или наоборот. Ну, вы поняли.

Либо, перед нами разыгрывают спектакль, либо на 12 лет могут посадить действительно невиновного человека...

Связаться с Еленой Романовой корреспондентам «КП» пока не удалось. По некоторым данным, она из Серпухова уехала