Нейронаука медитации: можно ли изменить мозг «по щелчку пальцев»

На страницах Scientific American ученый-когнитивист Джим Дэвис рассказал, что нейронауке известно о влиянии медитации осознанности на внимание, эмоции и самосознание, может ли медитация давать быстрые результаты, почему так важно изучать механизмы, лежащие в основе воздействия медитации, и реально ли вызвать изменения мозга, к которым приводят регулярные занятия медитацией, другим способом. Читаем перевод.

----------------------<cut>----------------------

Нейронаука медитации: можно ли изменить мозг «по щелчку пальцев»

Может показаться, что медитация — хороший способ для решения неразрешимых ситуаций. Кроме всего прочего, она вырабатывает терпение. Но, увы, медитация сама по себе требует немалых усилий. По крайней мере, это касается популярной «медитации осознанности» (существует много способов медитации; эта практика не монолитна). Когда я начал увлекаться этим несколько лет назад — из-за очевидной пользы для здоровья, которую доказала наука, — я обнаружил, что терпеть не могу «Осознанность». В статье «Нейронаука медитации осознанности», опубликованной в 2015 году в Nature Neuroscience, Юи-Юан Танг (Yi-Yuan Tan) со своими коллегами пишет, что медитация осознанности часто описывается как «неоценочное внимание к переживанию настоящего момента». Я согласен. Именно поэтому это так разочаровывает.

Но я не был готов сдаться. Мой друг из Фейсбука, профессор перцептивной психологии Технологического института Джорджии, порекомендовал мне прочесть книгу Экнта Исварана «Прохождение медитации». Она мне понравилась. Автор фокусирует внимание не на осознанности, как Тан, а на мантре. Вместо того, чтобы пытаться пассивно, без суждений, следить за мыслями, которые возникают в сознании, или концентрироваться на переживании момента, Исваран рекомендует сознательно сосредоточиться на одной фразе, исключая другие мысли, пытающиеся перетянуть на себя внимание. В течение 30 минут после утреннего душа я сидел и снова и снова повторял: «Пока есть страдание, я здесь, чтобы служить с радостью. Пока есть счастье, я здесь, чтобы радоваться. Спокойно, мирно, рама».

Честно говоря, эта практика была больше похожа на поход в тренажерный зал, чем на отдых в горячей ванне, и я обнаружил, что мой разум ищет поводы не делать этого. Обычно, когда исследуют медитацию, участников просят заниматься медитацией по полчаса ежедневно в течение целого месяца. Если вы когда-либо пытались медитировать, даже пять минут, вы знаете, насколько это трудно. И впечатляющие эффекты медитации, о которых говорят многие религиозные традиции, приходят только после многолетней практики. Люди легко приходят к заключению, как это бывает в случае со многими другими упражнениями, что это занятие просто не стоит усилий. Я регулярно медитировал около полутора лет, прежде чем остановился, — отчасти потому, что не мог не думать о других вещах, которыми я мог бы заниматься в этот момент. Почему так много времени требуется для получения какого-то результата?

«Даже Далай-лама считает обременительным медитировать по четыре часа в день!»

Как заключает Тан и его коллеги в своей статье 2015 года, «знание механизмов, лежащих в основе воздействия медитации, все еще находится в зачаточном состоянии». Тем не менее, с учетом результатов более чем двух десятилетий исследований можно с уверенностью утверждать, что медитация осознанности, как отмечают исследователи, «может вызвать нейропластические изменения в структуре и функциях» областей мозга, ответственных за «внимание, эмоции и самосознание». Например, медитация, по-видимому, увеличивает связи между частью переднего мозга и эмоциональными системами — передней поясной корой (АКК) и лимбической системой, что, соответственно, позволяет нам больше контролировать свои эмоции, только не сразу. Эти сложные физические изменения требуют времени. Невозможно фундаментально изменить мозг за одну ночь.

Но что, если бы мы могли это сделать — пусть не за одну ночь, но достаточно быстро и с меньшими усилиями? Будет ли это по-прежнему работать? Несмотря на то, что любители медитации могли бы негативно отреагировать на какой-либо легкий путь, Далай-лама призвал неврологов искать способы получения стимуляции мозга без медитации (Даже он считает обременительным медитировать по четыре часа в день!).

Недавнее исследование наводит на мысль, что мы находимся на первом этапе пути к индуцированию медитативных состояний без медитации — по крайней мере, об этом говорят исследования, проводимые на мышах. Алдису Вайблу, нейробиологу из Орегонского университета, и его коллегам, кажется, удалось дать мышам преимущества медитации путем простого просвечивания их глаз с помощью лазера. Исследователи начали с выведения мышей с необычными свойствами: фронтальные области мозга мышей должны были становиться более активными, когда исследователи освещали их глаза особым видом лазера. В основе эксперимента лежали принципы оптогенетики — методики, с помощью которой воздействие света на глаза влияет на нейронную обработку. В первой группе мышей свечение лазера делало их переднюю поясную кору (ППК) более ритмичной и активной. Другая группа мышей была выведена так, чтобы свет оптически приводил к уменьшению фронтальной активации в присутствии света, а третья, контрольная группа, никак не реагировала на свет.

Этим мышам светили лазерами по полчачаса в день в течение 20 дней — столько, сколько требуется для получения эффекта от медитации у человека, — чтобы маленькие ППК мышей были ритмичными. Важно не только то, что передняя поясная кора становилась более активной, важно, что она становилась более активной в определенном ритме, что и случается с мозгом, когда он находится в медитативном состоянии. Эти мыши демонстрировали более низкий уровень тревоги, о чем можно сделать вывод, исходя из того, сколько времени мыши проводили в темноте (мыши естественно исследуют освещенные участки, когда чувствуют себя в безопасности, и прячутся в темноте при стрессе. В отличие от людей, мыши чувствуют себя безопаснее в темноте).

Хотя это исследование было вдохновлено результатами обучения медитации, его целью не было показать, что мы могли бы смотреть на лазер вместо медитации: его цель сводилась к тому, чтобы предоставить дополнительные доказательства того, как связь между ППК и лимбической системой управляет эмоциями. И чтобы этот метод работал на людях, их нужно было бы выводить так, чтобы свет воздействовал на них подобным же образом. Другими словами, уже слишком поздно для тех, кто сегодня жив (чтобы стать кристально чистым, пожалуйста, не начинайте светить лазерной указкой себе в глаза).

Но это исследование показывает, как некоторые из эффектов медитации являются, по сути, биологическими изменениями, и дают на понять, что эти изменения не обязательно должны быть вызваны только медитацией. Возможно, когда-нибудь мы найдём более простой путь. Но сейчас нам остается сосредотачиваться на нашем дыхании в течение получаса, на мантре или вовсе ни на чем.

Удачи.

Джим Дэвис

* * *

П.С.

Медитативные практики основанные на дыхании это фундамент и то, что является наиболее простым и необходимым для осознания и постижения человеком. Лишь они непротиворечивы на 100%

Все, что предлагается сверх того — свет, слово, музыка, запахи просто дополнительные усложнения которые можно представить(для аналогии) в виде костыля, который конечно поможет в медитации, однако с легкостью уведет в сторону, упуская основу — быть здесь и сейчас, в настоящем. Баланс очень сложен.

Кстати молитву можно, при определенной натяжке, представить как медитацию. Одно существенное НО, цель в молитве уводит человека из его настоящего(как правило).

В этом смысле каждое учение/религию можно представить "путем" в поиске истины(основанном на чувственной сфере). Собственно чем якобы все религиозные и околорелигиозные учения и занимаются.
Однако все это на самом начальном этапе становления любого учения. Как только у того или иного учения сменяется одно, два поколения учеников так "глухие телефоны" играют злые шутки, с их последователями. Учения превращаются в религию, на усладу сильным мира сего и спустя еще некоторые поколения притирания к власти — переходят в наиболее мерзкие формы — церкви. В которых собственно от начального "поиска пути" не остается ничего за исключением поиска пути к карману верующего.

Андрей Рус.

Аничча.