Алексей Алексенко: Зачем нужны дорогие лекарства

Нейрофизиологи выяснили, что цена на препарат сама по себе способна исцелить больного, но может и свести его в могилу.

----------------------<cut>----------------------

Если вы когда-нибудь были в аптеке, то могли заметить, что одни лекарства стоят дорого, а другие — дешево.
Вот пример: вещество А подавляет активность фермента циклооксигеназы. Фермент циклооксигеназа участвует в выработке простагландинов: больше вещества А, меньше активность фермента, меньше простагландинов, слабее воспалительный процесс.

Тем временем вещество Б подавляет активность другого фермента, фосфодиэстеразы, который разрушает цикло-ГМФ, который, в свою очередь, расслабляет гладкую мускулатуру: больше вещества Б, меньше активность фермента, больше цикло-ГМФ, более расслаблена гладкая мускулатура.

Скажите, в этом описании хоть что-то может навести вас на мысль, отчего вещество А стоит в аптеке 2 рубля за грамм (потому что это аспирин), а вещество Б — 50 000 рублей за грамм (потому что это тадалафил, входящий в состав сиалиса, средства от эректильной дисфункции)? Не может. Такое впечатление, что цена на лекарство вообще никак не связана с тем, как это лекарство действует на организм. Ну не в 25 же тысяч раз могут отличаться два ингибитора обычных человеческих ферментов?!

Итак, мы можем прийти к выводу, что физиологическое действие лекарства — это одна история, а то, сколько оно стоит в аптеке, вообще не имеет к этому никакого отношения. Ну так вот: согласно недавней работе нейробиологов, это не так. Александра Тиннерманн и ее коллеги точно установили: то, как действует лекарство на человека, непосредственно зависит от того, сколько оно стоит.

Когда вы дегустируете стобалльное вино, зная о том, сколько оно стоит, в вашем мозгу активируются особые зоны в префронтальной коре. Если пить то же вино в слепой дегустации, эти зоны безмолвствуют

Но сперва немного предыстории. Все, кому посчастливилось пить очень дорогое вино, знают, что его вкус может быть совершенно божественным, с обычным вином его и сравнивать глупо. Тем временем нейрофизиологи могут сказать об этом чуть больше: когда вы дегустируете стобалльное вино, зная о том, сколько оно стоит, в вашем мозгу активируются особые зоны в префронтальной коре. Если пить то же вино в слепой дегустации, эти зоны безмолвствуют.

Эти же зоны светятся у тех пациентов, которые принимают плацебо, то есть таблетки без всякого действующего компонента, если им сказали, что таблетки способны исцелить их от недугов. В результате, как ни странно, иногда недуг действительно поддается такому воображаемому лечению, и это называется «плацебо-эффектом». Кстати, давно известно, что плацебо-эффект гораздо заметнее, если сообщить больному, что таблетки, которые ему дают, уникальные и очень дорогие.

Примерно этим же занималась и Александра Тиннерманн из Гамбурга. Только ее интересовали не лечебные свойства препарата, ожидаемые и желанные, а, совсем наоборот, его побочное действие. И оказалось, что «побочка» тоже непосредственно зависит от цены. У невыносимо дорогих препаратов побочные эффекты тоже могут достигать невыносимой интенсивности. Даже если высокая цена — выдумка экспериментатора.

Александра напрягла весь свой дизайнерский талант, чтобы создать две коробочки с мазью от кожного зуда. Одна называлась Solestan®Creme, она выглядела дорого и престижно. Другая, «имотадил Лени-Фарма», всем своим обличьем намекала на копеечный дженерик. Среди побочных эффектов и там, и там упоминалась «гиперальгезия» — повышенная болевая чувствительность. Об этом было объявлено испытуемым. Не стоит упоминать, что на самом деле в обоих тюбиках был обычный вазелин.

«Ну мало ли какая фигня происходит у людей в голове, когда речь заходит о деньгах!» — воскликнет скептический читатель

Эксперимент показал, что дизайнерское чудо Александре удалось. Мазь втерли в предплечья испытуемых, а затем особый приборчик нагрел участок смазанной мазью кожи до 45ºC. С первого же «ожога» те испытуемые, что получили «дешевый аналог», отнеслись к боли наплевательски: оценили ее в баллах вдвое ниже, чем счастливые потребители дорогого лекарства. Опыт продолжался, и каждый новый ожог становился для последних все болезненнее, вплоть до совершенной невыносимости боли. Контрольная группа постепенно и вовсе утратила интерес к нагревательной машинке.

Александра, как мы отметили, была не только дизайнером-любителем, но еще и профессиональным нейробиологом. Она регистрировала активность головного мозга своих подопечных и, предсказуемо, в мозгах тех, кто получил дорогую мазь, ярко пламенела область префронтальной коры, характерная для эффекта плацебо. Наблюдаемый эффект, впрочем, имеет другое название — «эффект ноцебо».

«Ну мало ли какая фигня происходит у людей в голове, когда речь заходит о деньгах!» — воскликнет скептический читатель. И тут он снова попадет пальцем в небо. Как выяснили исследователи, эффект ноцебо происходит вовсе не только в голове, и это в нем самое интересное. У тех испытуемых, которые получили дорогую мазь и жаловались на нестерпимое жжение, активировались области спинного мозга, отвечающие за восприятие боли. Спинной мозг, как предполагает название, находится вовсе не «в голове»: если он вдруг возбудился, значит боль, которую ощущали испытуемые, вовсе не выдумана ими на пустом месте — ее действительно ощущали их тела. А отсюда рукой подать до очевидного вывода: цена лекарства влияла не только на сознание людей, но и на простые и понятные функции их тела.

Алексей Алексенко: Зачем нужны дорогие лекарства

Дорогие лекарства иногда способны одной своей ценой исцелить человека, а иногда — опять же одной своей ценой — причинить ему мучения

Если уважаемый читатель из этой заметки поймет лишь, что врачи дурят всем голову, ему надо подумать еще чуть-чуть. Эффект плацебо все же пока скорее относится к области медицинских курьезов — мало кто решится лечить таким способом какой-то недуг, если от него существуют и обычные лекарства с доказанной эффективностью. Но вот эффект ноцебо — вещь практически куда более значимая. Современные средства от онкологических заболеваний или, к примеру, противовирусные препараты нередко обладают как раз теми двумя свойствами, которые рассматриваются в этой работе. Во-первых, они весьма и весьма дороги. Во-вторых, их побочные эффекты разнообразны и нередко довольно тяжелы. И врачам, видимо, полезно будет знать, что этими эффектами можно в определенных пределах управлять, скрывая от больного стоимость его лекарства.

В этой заметке мы так и не ответили на вопрос, почему одни лекарства стоят так дорого, а другие так дешево (да тут и вопроса нет, на все есть экономические причины). Однако мы, будем надеяться, объяснили, что дорогие лекарства иногда способны одной своей ценой исцелить человека, а иногда — опять же одной своей ценой — причинить ему мучения. И эта возможность может и будет использоваться медициной будущего. Так что, если вы надеялись, что при коммунизме все лекарства будут бесплатными, вам придется пересмотреть свою позицию в свете новых данных.

Насколько же деньги испортили людей, если мы реагируем на ценник спинным мозгом?! Но пока род человеческий не исправлен радикально, приходится это учитывать и не спешить со скороспелыми реформами. Лучше уж заработаем и скинемся на дорогое лекарство, раз уж оно кому-то так необходимо.