Михаил Шляпников: Кредиты берут, чтобы выжить, колионы — чтобы ускоренно развиваться

Подмосковный фермер Михаил Шляпников, который изобрел собственную валюту — колионы, привлек на ICO (initial coin offering, аналог IPO для криптовалют) более 500 000 долларов инвестиций. В 2015 году он пытался ввести в обращение бумажные колионы, но суд запретил ему выпуск суррогатных денег. После этого колион стал виртуальной валютой — криптоколионом. Шляпников рассказал «Снобу» о преимуществах криптоколиона перед другими валютами и о перспективах развития своего изобретения

----------------------<cut>----------------------

Наша краудфандинговая кампания — продолжение темы с локальной экономикой, которую мы затеяли еще несколько лет назад, когда вводили бумажный колион, потом безналичный колион, а потом перешли в блокчейн и начали проект с криптоколионом. То есть у нас идет поэтапное тестирование локальной экономики отдельно взятого хозяйства. По большому счету это эксперимент в полевых условиях. Мы впервые в мире перевели криптовалюту из виртуальной экономики в реальную. Одна из целей нашего эксперимента — сравнить криптоколионы с традиционным банковским кредитом. Нынешние ставки по кредитам в 20–30%, плюс оформление и обеспечение, очень тяжелы для производителей. Мы от этого избавились: привлекли на краундфандинге в условиях изоляции России инвестиции с международного рынка в маленькую деревню. Для локальной экономики привлечь такой заем — фантастика. Если сравнить с банковским процентом, у нас в год выходит минус 30%. Эта отрицательная ставка позволяет резко увеличить объемы производства. Кредиты берут, чтобы выжить, а в случае с криптоколионами намечается ускоренное развитие, увеличение объемов производства, удешевление себестоимости, расширение ассортимента продукции и т. д. Криптоколион — совершенно новый инструмент для резкого экономического роста.

В мире около 700 криптовалют, которые торгуются на бирже. Из них 80%, как я понимаю, работают либо в качестве пирамид, либо исключительно в виртуальном пространстве. Колион впервые был обозначен как инструмент для реального производства. Он уже обеспечен нашей продукцией — саженцами. Благодаря росту производства увеличивается стоимость самого колиона. Мы не исключаем участия колиона в биржевых процессах: часть колионов будет выведена на биржу для рыночной оценки их стоимости. Поскольку колион уже обеспечен нашей продукцией, есть высокая вероятность его планового роста: мы будем стараться увеличивать свое производство ежегодно в два раза. Условно говоря, вложив 100 долларов из расчета 1 доллар = 1 колион, через год вы получите двукратное увеличение своего капитала. При этом наша компания ничего не будет должна инвестору, у нас процентная ставка будет минус 100.

Для криптовалюты, блокчейна в России не определено правовое поле. Это хорошо: мы сейчас работаем в режиме полной свободы, без ограничений. Так будет, пока не начнется регулирование криптовалют. Российских инвесторов беспокоит отсутствие контроля со стороны государства, они боятся махинаций. Но я рассматриваю эту валюту не как способ махинаций, а как инструмент развития. Иностранные инвесторы говорят, что криптоколионы — выход на новые рубежи. Благодаря этой технологии мы выходим из серой зоны в белую: инвесторы будут видеть реальные цифры налогообложения, размер зарплат, число рабочих мест. Это положительный момент в перспективе для государства.