----------------------<cut>----------------------

Крымск: журналист подбил провокатора на бузу

А вот что пишут люди, которые реально работают на восстановлении города:

Я живу в Краснодаре, 10-11 числа находился в Крымске, буду рад если мой отчёт поможет укрепить комрадов в противостоянии вакханалии на фоне трагедии в Крымске. Можете использовать информацию из отчёта частично или полностью на своё усмотрение.

Преамбула

На работе у меня одно из прозвищ "инженер по катастрофам". В свободное время по мере возможностей оказывываю помощь людям, чья техника попала в сложную ситуацию. Ввиду многих причин (занят по работе, лишен юношеского "романтизма", высокий уровень сложности ситуаций по которым просят помощи) занимаюсь в основном случаями в которых остальные помогальщики или поломали зубы или отказались. Помощь оказывается на возмездно/безвозмездной основе. Кому-то бесплатно, кому-то за покрытие копытных, кому-то за немного большую сумму, всё по ситуации.

Так как в профессиональной деятельности — инженер связи, то я считаю что негоже браться за то, что делать не умеешь, лезть туда, о чём не знаешь. Стараюсь поменьше пиздеть о ситуации в целом и по каждому "крымску" в частности.

Волонтёрство для себя считаю призывом в добровольную армию. То есть заявляясь волонтёром, человек отрицает все свои "демократические свободы" и "права" и добровольно подчинияет себя достижению цели под руководством Руководителя и Дисциплины. Волонтёр добровольно лишает себя права на всяческое "а теперь я устал", "делаю только что хочу", "ты мне не указ" и тому подобные "права". Считаю что волонтёр обязан пройти один простой тест — на ДМП (добровольный мобилизационный пункт) каждый, желающий поволонтёрить должен вычерпать туалет ведром. Прошедшему тест — выдавать лицензию волонтёра на год (через год опять на тест), непрошедшего в обязательном порядке клеймить татуировкой "говнотёр" для облегчения выявления подобных элементов в зонах ЧС. Последним запретить находиться в зонах ЧС под страхом отрубания ног, и пиздеть на темы ЧС, всяческих лётных проишествий, катастроф и подобного под страхом отрубания рук.

Так как примеряя на себя, понимаю что тест ведром я бы наверное не прошел бы, то сижу на жопе ровно, стараюсь по происходящим событиям не пиздеть а больше читаю и пытаюсь найти ответы на интересующие вопросы. Так сложилось что в армии не служил, в чрезвычайные ситуации скажем так в зоне действия цивилизации не попадал.

Случился Крымск. Согласно вышеозвученным принципам сижу ровно, дышу глубоко. Сочувствую пострадавшим, с медвежьими услугами стараюсь не лезть.

9/07

Позвонила Аня из Москвы (знакомая, врач-периатр общего профиля, невролгия), сообщила что связалась с Крымском, сказали что педиатр нужен, выезжает. Естественно заверил Аню что встречу и решу вопрос по доставке в Крымск до штаба. По прилёту выяснилось, что Аня по наводке знакомых из "Лиза-алерт" связалась с координатором неким Николаем (номер телефона сотовый, висит на кубань.ру — официальном ресурсе КК).

Я захаживал на сайт и удивлялся что наравне с горячей линией и остальными телефонами с географическими кодами Крымска в первой строке был опубликован этот мобильный номер и просто "Николай". К тому времени самопровозглашенных координаторов мне в интернете встретилось уже с десяток. Только ленивый не замыкал на себя сбор гуманитарки и "волонтёров". Но телефон координатора довольно бодро для двух часов ночи отвечал на СМСки. Суть сводилась к тому, что мобильный (обеспеченный транспортом) педиатр это вообще хорошо, что работа начинается с 10ти (это был второй звоночек, я ещё подумал почему не с 7ми? не с времени окончания росы после рассвета а именно с началом жары), что "утром" (ну то бишь к 9-10) можно приступать к работе после того "как начнёт поступать информация.."

Принимая во внимание что Анна уже прилетела, и что не желательно если её приезд не принесёт помощи, я решился влезть таки в шкуру волонтёра. Думаю метнусь в Крымск, отвезу, на месте сориентируюсь, если будет эффективное использование Аниных скиллов, то вернуть на работу.

10/07

На подъезде к Крымску созваниваемся с координатором.

Без заезда в "штаб", знакомства/регистрации/проверки документов/адекватности "Николай" даёт Ане задание — бабушка по адресу такому-то. Едем. Заезжаю в город, осматриваюсь.

Десятый час дня, улица Советская — работа кипит. Бригады МЧС человек от пяти до пятнадцати совместно с потопленцами занимаются первостепенной задачей — чистят. Выносят мусор на дорогу, выгребают ил, спасюки из разбираемых завалов достают трупы животных (людских не видел), рушат для последующего выноса опасные конструкции. Почти у каждого двора работает спецтехника. Бульдозеры грузят мусор в камазы, которые тут же его увозят, мотопомпы отдельно и целые пожарные машины откачивают воду, чтобы люди могли приступить к разбору завалов. Местами начинает подванивать. Ветеринарные бригады прочёсывают кварталы в поисках трупов животных, проводят какую-то свою дезинфекцию.

Работа кипит такая, что многие кварталы перекрыты дорожными конусами. По неперекрытым улицам ездят легковые, из многих машин ведут фото-видео съёмку, местами образуются пробки. Видел несколько раз как 3-4 машины наплевав на конуса заезжают в квартал, упираются в бульдозер и блокируют его работу. Тому приходится уходить в сторону, пропускать жоповозов и только потом возвращаться к работе ибо жоповозы задним ходом сдавать не умеют, ездят только вперёд. Мысленно причисляю себя к одному из таких вот жоповозов, неприятно.

Разбираюсь со схемой движения, нахожу адрес. Бабулька с давлением. Аня, будучи педиатром и учитывая условия ЧС (наводнение затем жара..) набрала аптечку с детскими противовоспалительными, всякими там кишечными и тому подобным. Бабушка к сожалению не попадает в аптечку совсем. В данном случае необходима больше психологическая помощь (которая тоже должна быть профессиональная). Наблюдаю картину, чувствую очередной звоночек. Аня звонит координатору, даёт отчёт по бабульке (ей требуется госпитализация), объясняет ещё раз что она педиатр и необходимо использовать её именно по прямому назначению. Координатор даёт второе задание — женщина с кровотечением, попробуйте поработать гинекологом.

Едем по адресу, по пути попадаем в очередную пробку из хомячков, бросаем машину в сторонке и топаем пешком. Находим тётку, к счастью там оказывается просто неправильный приём лекарств. Аспирин разжижает кровь, тётка наелась аспирина хотя в её случае он противопоказан.

Наблюдая такую вот координацию Аниного волонтёрства я начинаю мозговать как сделать не просто лучше а по сути дела правильно.

Сначала прозваниваю на официальную горячую линию (8-800), получаю телефоны (с географическими кодами) местных точек координации волонтёров, тщетно пытаюсь на них прозвонить. Далее достаю телефон крымской смп (станции скорой медицинской помощи), через них выхожу на детскую поликлинику, там достаю телефон заведующей и выясняю — педиатр нужен, работы с детьми валом, едем в детскую поликлинику.

Добираемся, местами толкаемся в пробках, на многих перекрёстках регулировщики — транспорта валом.

В детской поликлинике шум гам, полно детей. Поднимаемся в детский штаб, знакомимся. Анины документы смотрят и делают копии, выделяют нам местного врача, холодильник с вакциной от гепатита А и первое задание — отработать районы наводнения по городу, провести вакцинацию детей. Формат предоставления отчётности — списки (ФИО, адрес, г/р), количество обойдённых дворов. Начинаем работать.

Первым делом надо отработать Советскую — прошел слух, что в домах на советской у детей массовая дизентерия, едем.

Процесс простой — машина тарахтит непереставая, кондюк понижает температуру в салоне чтобы хлад-элементов сумки с вакциной хватило наподольше. Заезжаем на квартал, становимся в теньке, я оббегаю улицу выявляя дворы с детьми и приглашаю на прививку. Аня проводит осмотр детей, врач с местной поликлиники колет вакцину. Конечно параллельно отвечают на вопросы, оказывают помощь обращающимся взрослым. Отрабатываем кубик четырёхэтажек, два квартала частного сектора — слухи не подтверждаются, возвращаемся.

Задание №2 — объехать 7 адресов, по которым вчера выписались мамы с новорожденными из роддома. По правилам новорожденные, выписанные из роддома должны быть обследованы участковым педиатром в течении 10ти дней (естественно с развала СССР никого не волнует каким образом участковый педиатр обходит свой участок). Заезжаем на адрес, врачи проводят осмотр новорожденного, я бегаю по окресностям, собираю детей к машине, после осмотра прививаем всех детей в квадрате: едем дальше. Дело близится к вечеру.

Во время вакцинации мы периодичестки пересекаемся с бригадой ветеринаров (делимся антисептиками), мчсовцами, которые ходят по дворам назначают расписание по уборке и просят не загромождать улицу мусором заранее. В основном люди слушаются, единицы забивают и поступают по своему разумению.

Пару раз около нас останавливаются волонтёры развозящие гуманитарку по дворам. Один из таких разов: Улица среднего подтопления (воды было чуть выше колена), подъехала жоповозка, мальчик с девочкой раздали людям подарки и уехали. Люди полученное перефасовали и в итоге из четырёх канистр с моющим получилось куча полторалитровых бутылок на все 40 дворов. Стиральный порошок, мыло — также было поделено. Все заняты наведением порядка во дворах а затем и на улице но практически каждый будучи занят своим делом, при необходимости находил время и помогал соседу.

Возможно так было не везде а только там где мы были. Там где мы были, не было ни цыган, продающих по улицам гуманитарку, ни пунктов раздачи, собирающих эту гуманитарку. Не было пьяных/праздношатающихся местных, не было волонтёров копающихся в дерьме завалов, не было никакой пропаганды ни за едро ни за кого бы то ни было, в общем не было ничего о чём истерят хомяки в своих блогах.

Под конец дня заехали к новорожденному в маленький микрорайончик (четырёхэтажки стояли кубиками). Оббегая дома, вспомнил навыки оперативной работы, которым меня учили друзья. Дело облегчалось тем, что никто не партизанил, все помогали охотно. Получалось очень эффективно — забегал в подъезд, стучал в первую дверь, и спрашивал где еще живут с детьми, далее обходил уже только те квартиры на которые указали, дополнительно переспрашивал ли ещё в подъезде дети. В итоге получалось 100% попадание, на квартиры без детей время не тратил.

В этот день, с учётом позднего начала мы привили 67 детей и оказали помощь ещё 10ти взрослым.

Прививочная копания по детям начались 9го. За первый день было привито 1500 детей.

10/07 — количество привитых 1200, в том числе 500 прививок сделано в поликлинике, остальные 700 были сделаны суммарно 14тью мобильными бригадами (в том числе и наши 67). В конце дня, сдавая результаты в штабе я пытаюсь задавать вопросы по эффективности работы. В детском штабе нет карты района бедствия, нет никаких данных по учёту детей, нет плана работы ни для бригады ни по всем в целом, не хватает холодильников для перевозки вакцин. (в одну сумку помещается от 40 до 60 доз сумок хватает не всем бригадам), у нас нет никакой информации по взрослым — что делать им, куда идти на вакцинацию (люди на улицах спрашивают). Коротко — штабу поставлена задача привить детей. Для этого из департамента здравоохранения присланы командующие которые собирают данные и докладывают по цепочке во взрослый штаб. Задача поставлена в общем — в городе около 5000 детей на момент проишествия, надо привить максимально всех чтобы снизить риск эпидемии на фоне ужудшающейся сан-обстановки.

В конце дня сдаём списки, едем ночевать к зам глав врача, перед сном мозгую над повышением эффективности работы.

Утром нас ждут в детсаде №2

11/07

в 7 утра мы загружаемся вакциной и через полчаса уже приступаем к вакцинации в саду. Город только просыпается, по улицам разгружаются тралы со свежепришедшей спецтехникой, вереницы самосвалов. Лишних на улицах нет и движение достаточно резвое, все машины едут быстро, видимо все спешат по своим делам. Позже, днём на этот же маршруту мы будем тратить по 30-40 минут (расстояние на вскидку не больше трёх километров).

Процесс вакцинации протекает следующим образом. Сначала врач осматривает ребёнка (прививки проводятся детям от года до 18ти, основной состав это дети от трёх до 8ми лет), параллельно записыаются данные (ФИО, адрес, год рождения). Никакого деления местный/не местный/полис/не полис/топило/не топило — нет, прививают всех кто обратился, кто отказался также заносится в список с соответствующей пометкой. Далее необходимо подготовить укол (открыть упаковку, собрать и подготовить шприц, заготовить ватка-спирт) и собственно ввести вакцину. Подготовка укола занимает примерно столько же времени сколько и осмотр, при хорошей сноровке, можно ускориться вдвое не больше.

Сегодня мы работали вдвоём в садике, в медкабинете. Я занимался записями и подготовкой уколов, Аня осматривала и вводила вакцину. Дело пошло гораздо быстрее. К 12ти часам мы отработали 100 человек. Это детсад №2, соседний реабилитационный центр Лада и люди, узнавшие по сарафанному радио о вакцинации и пришедшие к нам сами. Была пара детей из Электростали — приехали к бабушке на лето. Аня удивлялась тому что дети и родители затрудняются ответить на вопрос "когда болели последний раз?". Обычные ответы: "никогда", "давно", "весной", "не помню" итп. Для Москвы, где ребёнок болеющий 4 раза в год — это норма, ситуация не типичная. Были случаи, когда Аня задерживала ребенка и выдавала родителям рекомендации по выявленным проблемам но основная масса детей — здоровы.

Сегодня уже много людей в масках (регулировщики, работающие в клубах пыли — практически все), много машин следственного комитета.

К тому времени, как мы закончили нас уже зазвонили с детсада №1 — ждут. Заехали в поликлинику, набили сумку-холодильник под завяку, потоптались в поликлинике — никто не знает куда ехать. Нахожу телефон первого садика, спрашиваю: "всё ещё ждёте?", отвечают да, продрались сквозь стоячие пробки в первый сад. Заходим и выясняем что детей сделали ещё утром а ждут взрослых, чертыхаюсь. Уходит драгоценное время. Рвём когти во второй сад выяснить где ещё есть дети. Воспитатели, попавшие под наводнение, говорят что детей отправили в деревню в окрестностях города, звонят туда. Передаю задание деревенским собрать детей к тамошнему детскому саду, выезжаем. Не помню название посёлка, в 20км от Крымска. Сюда отправили часть детей из зоны затопления к родственникам, отсюда люди каждый день ездят на работы по расчистке (грязная работа), стало быть риск переноса заболевания есть. Отрабатываем садик и примерно столько же детей школьного возраста, всего 67 (не хватило на несколько человек), мчим обратно в поликлинику. Уже звонили со второго сада, там ещё 10-20 человек подошли, просят приехать. Пополняемся, шестой час, некоторые холодильники уже сданы до завтра. Быстренько доделываем вторую группу в детсаде 2, заезжаем по вызову в глубь одного из наиболее пострадавших районов частного сектора, Аня осматривает ребенка, успокаивает маму, даёт рекомендации по лечению.

Время девятый час. Сдаёмся в штаб. Сегодня всего привито 2974 человека, из них 649 в поликлинике. Работало 16 бригад, мы сделали 187 человек. Итого за три дня привито 5674 детей в возрасте от года до 18ти лет. Аня летит обратно в Москву, покидаем город.

Бессвязные впечатления.

К концу второго дня пришло понимание того, чему, видимо, учат специально людей, работающих в зоне ЧС. Чтобы наиболее эффективно проводить детскую вакцинацию надо не ездить по кварталам, а ехать в первую очередь в детсады и в школы. Это 99%. Остальной процент добивается через размещение объявлений о вакцинации, работу с населением во время вакцинации в школах и садах (запуск сарафанного радио). Достаточно предупредить всех чтобы донесли номер телефона, время работы пунктов вакцинации до тех дворов, где есть дети не учащиеся в школе и не посещающие сад — получится 100% покрытие максимальной эффективности.

Но до этого я догадался потом… -(

Видел дом, фотография которого гуляет по интернету (надпись на стене "спасибо власти мы бомбжи"). Думал, где же это после потопа бомбжи нашли краску двух цветов (коричневую и белую), кисточки и так красиво намалевали. Дело в том, что на кирпичной стене масляной краской не так-то просто что-то написать. Я много красил по сложным поверхностям и имею представление о чём говорю. По гладкому красить не проблема, но по поверхности типа кирпичной стены ли стволу дуба даже одну букву быстро и красиво не намаляюешь. Просто кирпич покрасить это одно дело, а на неровной стене накидать в три строки буквы размером с 30-40 см да ещё и в рамочку это обвести… после того как всё смыло а то что не смыло накрыло качественным слоем ила… в общем это надо либо очень быть озлобленным либо, как говорится, одно из двух. Все люди, с которыми сталкивался были озабочены в основном вопросами ликвидации последствий, никто не искал виноватых, не говорил по политике, не злобился на остальных — все заняты делом.

Неоднократно слышал от людей из незатопленных районов мнение о том, что им не повезло больше. Наводненцы мол получат компенсации, а они, потерявшие работу и источники дохода в затопленной части — останутся ни с чем.

Проблема №1 — мусор. Вода местами шла выше трёх метров, всё в иле (деревья, заборы, стены). В одноэтажном частном секторе мародёрствовать нечем. Люди там уходят с темнотой и приходят с рассветом. Развозимую гуманитарную помощь в этих кварталах даже некуда положить. Всё что контактирует с грязью — становится сразу мусором, а мусор надо грузить и вывозить. В затопленных домах спят только на вторых этажах, в таких домах минимально необходимое есть.

Детей практически всех перевели к родственникам и друзьям где они и помогают взрослым. Никто не отправляет детей "в лагеря" да и дети сами не парятся — деревенские, они от работы ещё не отвыкшие и базовые принципы (помогать родителям, помогать взрослым) ещё не забыли. Чему будет учить практика перемещения детей из зоны бедствия подальше, в пансионаты и базы отдыха? Тому что всегда есть куда срыгнуть, бросив остальных? Напомню что город затопило далеко не весь…

Только ленивый щас не занят либо сбором гуманитарной, либо её развозом, либо волонтёрством, либо live-пиздежом о том "как он сейчас в Крымске…" и в тоже время по проблеме №1 работает мчс, остальные ездят гуськом по улицам или тусуются по пунктам раздачи помощи.

Проезжали много пунктов раздачи гуманитарки, палаточные лагеря. Везде порядок, тишина. Рыночной толчеи не видели, гама шума не слышали. Полиция вся на ногах. Не видел чтобы кто-то рассиживался в машинах. Все топчутся, много регулировщиков, много обеспечивающих порядок, стоящих в заграждении по тупиковым кварталам. В теньке балду не пинают.

Но должен признать что особо по сторонам смотреть было некогда, может что-то и упустил из виду, что зоркие губастые волонтёры нашли и зафоткали миру на заметку.

11го числа повалили смски от MCHS и AdmKray. Пишут где восстановить документы, где получить помощь итп.

Ещё не везде откачали воду, в ямах стоит. Начинает подванивать. Воняет по всякому, но в основном запах плесени неорганического мусора.

Обратил внимание что 11го числа автостанция не была до конца очищена, на площадке стоянки автобусов в сторонке лежало примерно с куб ила.

11го начали включать светофоры.

Товарищ из краевой, один из лучших наших хирургов-полостников работал примерно в эти же дни в санавиации (этим термином называют бригады, откомандированные в зоны бедствия). Работал стационарно по врослым. В первый день у него были в основном колотые/резаные раны, на второй уже пошли инфекционные, заражения. Он тоже отработал два дня.

По трассе обильно мчат фуры с гуманитаркой и школьные автобусы с людьми. Дома узнал что у тёщи на работе (зав детским садиком) администрация составляет принудительно обязательные списки людей на отправку в Крымск для работ по очистке города. Люди эти в большинстве своём не только не имеют представления о том, как этот мусор весь убирать, но и не имеют соответствующей экипировки.

В том же порядке 10го садик тёщи в числе прочих садиков и школ перечислил однодневный заработок всего персонала куда-то там на помощь.

На границе памяти всплывает какая-то прошлая ЧС, когда раскопали ужасный факт утилизации гуманитарной помощи. Машины шли в регион, доходили практически до места и там их сразу отправляли на свалку. Кто-то из журналистов поднял вой, страна бесновалась в порыве гнева. Люди от сердца отрывали нужные вещи а их потом сразу на свалку…

Я повторюсь, в городе куча мусора, сотни кубометров ила, волонтёры, стихийные раздавальщики гуманитарной помощи. Город с населением в 50 тыщ человек, из которых под наводнение попало даже не половина, наводнён людьми (часть из которых работает) и вещами. Воду например везут за 200-300 километров, возможно существуют и более дальние отправители воды… При этом на пунктах раздачи стоят цистерны, в 10 км чистые источники питьевой воды. Флеш-моб "нужны зубные щётки, пасты, полотенца" гремит по стране который день? Сколько тонн зубных щёток уже отправлено? Сколько дошло? На 20 тысяч человек.

Сколько сотен килограмм гуманитарной помощи приходится на одного потопленца уже доставленной в город? Сколько приедет в ближайшее время? Куда размещать/складировать гуманитарку? Сколько ВВП потрачено на это? Сколько тонн мусора вывезено? Сколько предстоит вывезти? Сколько людей находится в зоне эпидемеологической угрозы? Сколько из них лишних (приносящих пользу не только в образовании пробок)?

Возможно кому-то покажутся мои вопросы кощунственными, чёрствыми, говорите что угодно, пока не попали туда и не начали спотыкаться об это всё — вопросы эти вряд-ли возникнут. А если пожить там, то очень легко можно посмотреть на ситуацию глазами здравого смысла.

Данные по погибшим не верны, но, как говорил Марк Твен, есть ложь, есть наглая ложь а есть статистика. Сколько погибло подсчитают, но это ли первостепенный вопрос? Повторюсь, жителям, тем пострадавшим о которых пекутся в интернете многочисленные сопереживатели, им в первую очередь надо начать жить нормально. Для этого надо навести порядок в домах и на улицах. Они даже вопрос "нас правда затопили неберджаевским водохранилищем?" задают вяло, в минуты отдыха.

Прививали парня 17 лет. Во время наводнения находился не дома, в одном из наиболее пострадавших районов. Поймал и вытащил с друзьями по его словам с десяток человек. В основном дети и старики — первые кто не имеет достаточной физической силы устоять перед потоком. В район где он живёт (южная окраина города) большая вода пришла не с реки а из города (с севера). Дело в том, что речка протекает через город. поток упираясь в застройку как в запруду не имея возможности утекать вперёд, растекается вширь, уровень растёт сначала в месте где вода столкнулась с препятствием. Затем, за счёт прибывающей воды уровень поднимается от запруды и вверх по течению.

Если кто-то думает что застройка не может сыграть роль запруды — может попробовать посчитать объём воды, собранный бассейнами рек выше Крымска а затем посчитать параметры русла реки, необходимые для беспрепятственного оттока воды, прикинуть какой объём был задержан застройкой.

Укрепился в своём мнении что модная тема волонтёрства несёт больше вреда чем пользы, что "координаторы", замыкающие на себе информацию — одно из первостепенных зол, что работать надо исключительно от официального штаба. Пусть там сидят тупые (по мнению непричастных) руководители, пусть они некомпетентны (опять же по мнению непричастных или даже по факту) но важно вбить себе в башку каждому у которого в ней есть мозги, что первостепенная задача в зоне бедствия — восстановить порядок, наладить жизненно важные социальные процессы, сначала остановить развитие последствий, затем планомерно бороться с уже случившимися. Самостийно и разобщенно на уровне города сделать это решительно невозможно, у семи координаторов пострадавший в итоге "без глазу". Не пройдя обучение и не имея опыта — сделать это также невозможно (напомню что в этой ситуации надо работать не только долго но и быстро, эффективность обычного клерка крайне недостаточна). Желающий помочь должен зачислиться в официальные ряды и решать поставленные перед ним задачи. Если хватает мозгов, то не хаять руководство а самому повышать собственную эффективность в решении поставленных задач. Но не перебирать харчами (работой), не делать только то что нравится и динамить то что не нравится.

Что даёт враньё интернетно-разоблачительные от хомячков? Дестабилизацию. Что нужно в первую очередь? Порядок. Стало быть, высеры не ведут к цели а значит если нужен порядок, надо искать другие методы достижения.