Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

«Без вести»

Автор: Петр Жук
Я ещё застал в живых много ветеранов и будучи пацаном этот рассказ подслушал случайно, когда два фронтовика сидели за бутылочкой. Они вообще не любили говорить про войну, но иногда между собой их прорывало.

----------------------<cut>----------------------

Лежал Степан , умирал. А за окном, на редкость тёплый май, распустил черёмуху.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

Колыхались приветливо цветы белые и просились в гости в окно раскрытое. Неделю назад
слёг Степан и не вставал больше. Жена Ефросинья суетилась в заботах, надеясь ,что встанет
ещё муж. Ведь ещё и шестидесяти нет ,хоть и израненный весь в войну, но мужик крепкий.
А он уже знал, что не встанет. Чувствовал как жизнь уходит ,и запах от собственного тела
чувствовал. Особый запах, который он не забыл с войны. Начинал так пахнуть человек, перед
тем как погибнуть. Вроде здоровый сам, а в глазах уже тоска смертная, и запах какой-то
особый. День , два ,и погибал человек, сам смерть свою предчувствуя. Не всегда это так
происходило, но случалось частенько.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

Ничего не болело, только давило грудь сильнее обычного. Казалось бы привык ,за многие
годы, к тяжести этой. Отпускала она его иногда на ночь. Но просыпался поутру, вспоминал всё,
и снова наваливалась.
Приснился Костя. Сын единственный, с войны не вернувшийся. Долго смотрел на Степана,
потом молча протянул извещение, и повернувшись пошёл.

- Костя! Сын! Обожди не уходи — закричал Степан. Проснувшись, в поту холодном , понял,
что перешёл рубеж. За которым уже ничего не будет.
Самой смерти не боялся. Боялся унести с собой груз ,что носил много лет, и не знал как
поступить сейчас.
С женой Ефросиньей ,прожили они почти сорок лет. Удалым парнем был он в молодости,
гармонист и плясун. И Фрося девкой видной была, первая красавица в деревне. Поженились.
Сын Костя родился. Хорошо жили, дружно ,только не дал им бог больше детей. Вот и тряслись
над единственной кровинушкой. Хороший парень рос , хоть и один в семье, а не балованный был.
С малолетства сам родителям помогать старался ,просить не надо было. Нарадоваться на него
не могли.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

Началась война. В сорок первом ушёл Степан на фронт, а в сорок третьем призвали сына.
Летом ,того же года, пришло извещение Ефросинье, что пропал Костя без вести где -то под
Курском. Горевала мать, но надежда была ,что в плену может быть. Ведь не похоронка пришла.
В соседней деревне в начале войны тоже известие пришло, а потом объявился он в сорок
четвёртом. Оказывается, два с половиной года у партизан воевал. Не теряла веру Ефросинья,
даже мысль такую не допускала, что сын мёртвым может быть.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

Кончилась война. Степан домой вернулся . Вся грудь в орденах ,а сам седой весь, лицо
морщины избороздили . Три года в разведке, там не помолодеешь. Фронт он редко кому
свежести прибавлял.
Два года прошло. Ефросинья частенько ходила за околицу и ждала, вглядываясь в далеко
уходящую дорогу. Проходили через деревню возвращающиеся фронтовики. И вздрагивало
каждый раз сердце у неё, когда показывался на дороге человек в форме. Стояла потом и
плакала огорчённая ,пока Степан не уводил её в избу. Успокаивал неумело, гладя жену по
изработаной худой спине.
Раз в год, в конце июня ,он брал бутылку водки, гармонь ,и запирался в сарае. Пил водку ,
молча смотрел в одну точку. Брал гармонь и долго тянул какой-то тоскливый мотив. Гармонь
потом пылилась целый год под кроватью. Перестал он ходить на свадьбы да на гулянки после
войны.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

После смерти Сталина, воспрянула Ефросинья. Отпускать начали из лагерей бывших
военнопленных . Частенько вставала утром рано, заводила тесто и к обеду пекла пирожки
или шаньги. Нарядно одевалась и шла за околицу. Пытался Степан объяснить её, что много
времени прошло, не вернётся наверное Костя. Но глянула она на него таким взором, что
замолчал он на полуслове, и глаза отвёл.

Наступил момент когда стало Степану невмоготу лежать вот так, и смерти ждать. Отправил
Ефросинью за Захаром. Так случилось, что заканчивали они войну вместе. Захар после госпиталя
был назначен в его подразделение старшиной. Сам Степан уже тогда командовал взводом
полковой разведки. Так получилось, что Захар не дал попасть Степану под трибунал.
В конце войны ,когда их полк шёл по Румынии , взвод Степана шёл в авангарде ,ведя разведку.
Немцы частенько оставляли населённые пункты без боя. Войдя в очередную румынскую деревню
они зашли в крайний дом. Во дворе, похожий на цыгана румын, пёк на железной печке
кукурузные лепёшки. Мешая румынские и русские слова спросили его, есть ли в селе немцы.
Румын неприязненно смотрел и говорил ,что немцы ушли ещё вчера. Пошли в открытую по
прямой улице, вышли на площадь перед костёлом. И тут с крыши костёла по ним ударил пулемёт.
Бросились в рассыпную под секущими очередями.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

Степан с Захаром ринулись в обход костёла . На пороге убили двух убегающих немцев. По
лестнице быстро взбежали наверх, где почти безостановочно грохотал пулемёт. Застреленный
пулемётчик оказался штрафником , прикованным к пулемёту. Глянул Степан сверху и сердце
зашлось. Треть взвода лежала, разбросанная очередями, по площади. За всю войну у него не
было таких потерь , в одном бою. Берёг он бойцов и воевал умело, но здесь случилось ,что
поверил он и положил людей по глупости своей.
Бегом спустился по лестнице и рванулся к крайнему дому. Ни о чём не думал, единственное
желание было . УБИТЬ ! Румын продолжал печь лепёшки, когда Степан ворвался во двор.
Вскинув пистолет выстрелил румыну в голову. Тот ткнулся в раскалённую плиту и,
с отвратительным шипением, задымил лицом. На высокое крыльцо выскочил старик и
женщина с ребёнком на руках. В тот момент он убил бы их всех, если бы Захар не навалился
сзади, пригнув руку к земле . Он держал его до тех пор пока не выстрелил Степан всю обойму
в землю.

- Ты что ? Под трибунал захотел ? — орал Захар , не давая перезарядить пистолет.

Благодарен был потом Степан ему. За то ,что не дал убить женщину с ребёнком, и дело
тут даже не в трибунале. Тут другое.

Пришёл Захар, долго разувался у порога. Смотав портянки, на голенище хромовых
сапог , босиком прошёл в комнату. Присел на табурет возле кровати ,вглядываясь в лицо
Степана.

- Как ты ? -

- Плохо -

Захар и сам видел что плохо. Ввалились щёки , глаза ,в тёмных обводъях ,глубоко
запали. Захар вздохнул и потянул из кармана кисет. Спохватившись стал быстро засовывать
обратно.

- Ты закуривай, — разрешил Степан. — И я с тобой табачку вдохну. -

Из нарезанной газет Захар быстро соорудил цигарку.

- Сделать тебе ? -

- Нет, не надо. -

Курил по фронтовому, пряча цигарку в ладони. Чувствовал , что есть у Степана разговор
серьёзный. Ждал.

- Ты глянь где моя -то — попросил Степан.-

- Да она вон гряду огуречную наладилась делать.-

- Ну и хорошо. Не помешает, — он опять замолчал ,словно набираясь сил.

- Почти двадцать лет в себе это ношу, — вдруг заговорил он торопясь. — Никому не
рассказывал. Теперь вот чувствую ,что не встать мне уже. Один ты у меня, кому сказать
это смогу, а ты уже там сам реши ,что делать. —

Высказал это залпом, и задохнулся. Долго откашливался ,еле успокоился, воды выпил
и утерев мокрый подбородок начал.

- В сорок третьем, в конце июня стоял наш полк под Курском. Я уже тогда взводом
полковой разведки командовал. Обстановка тогда напряжённая была. Мы с передовой не
вылезали, фиксировали любое передвижение немцев. Языка по всему фронту взять не могли,
берёгся немец. Решило командование, языка в открытую брать. Средь белого дня ,чтоб
неожиданно было. Приказали нам готовится. Целую неделю, немецкий передний край
изучал . Ломал голову как задание выполнить. Понимал ,что шансов у нас никаких, живыми
из этого выйти, да ещё и немца притащить.
Повезло нам тогда. В штабе решили перепоручить это дивизионной разведке. Из боя ,тогда
не многие вернулись. Языка, за несколько метров от наших окопов , немецкая пуля щёлкнула.
Труп притащили. Командира потом под трибунал отдали. Кто-то должен был ответить за
провал. Что таить ,рад был ,что не мой взвод в мясорубку кинули. Тут уж кому какая карта
выпадет, не тебе объяснять. Мой развед-взвод , сняли с передовой и на отдых в тыл
направили. -

Степан закрыл глаза, вновь переживая то, что случилось много лет назад. Тогда в сорок
третьем его взвод сделал привал у дороги. Кто-то из бойцов прилёг, другие закурили, кто
портянки перематывал. В это время по дороге, колонной ,шёл стрелковый батальон. Вдруг
из первых рядов раздался крик.

- Батя ! -

Не успел Степан сообразить ,как оказался в объятиях сына.

- Костя ! Ты как здесь ?- бормотал растерянно — счастливо.

- Закончил курсы младшего офицерского состава ,и вот на фронт отправили.-

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

На погонах сына блестели звёздочки младшего лейтенанта.

- Как там дома ? Мать как ?-

- Нормально. Когда уезжал всё хорошо было. -

Повзрослел сын, пушок над верхней губой пробился, и глаза по взрослому смотрят.
Поговорить не успевали, батальон быстро маршировал по дороге. Обменялись адресами
полевой почты. Оказалось, что воевать в одной дивизии будут, полки только разные.
Сын побежал нагонять уходящий батальон. Смотрел Степан вслед, радовался за сына.
В девятнадцать лет уже командир взвода. Жаль поговорили мало ,ну да ничего, встретятся
ещё . Рядом теперь.
Костя бежал по дороге, когда в небе раздался характерный шорох. Так только мог лететь
крупнокалиберный снаряд , дальнобойной артилерии . Немцы иногда тревожили наши тылы
не прицельным ,шальным огнём.

- Ложись !!! — заорал Степан.

Костя остановился. Повернулся, пытаясь понять, что ему крикнул отец. В это время снаряд
врезался ему под ноги. Упругим воздухом ,со Степана сорвало фуражку, толкнуло в лицо и
грудь. Он даже не пригнулся. С ужасом глядел, на высокий столб огня и дыма, поднявшегося
на месте, где только что стоял сын.
На ватных ногах, как в страшном сне ,бежал он к дымящейся воронке. Кости не было.
Степан метался вокруг воронки, ещё надеясь на то ,что сын успел укрыться. Пыль осела.
Степан в оцепенении смотрел на мелкие обгорелые клочья, ещё минуту назад бывшие
его Костей.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

За два года войны он всякое видел. Видел как людей перемалывали гусеницы танков,
как рвали людей очереди крупнокалиберных пулемётов. Как в сорок первом, немецкие
самолёты гнали их по громадному полю. Бежавшему, впереди Степана, бойцу, снарядом
авиационной пушки, срезало голову, и он ещё какое-то время бежал без головы.
Степан сам убивал и его убивали не раз. Но то что случилось сейчас , поражало своей
нереальностью. Живой ,улыбающийся Костя ,единственный сын ,которого он только что
держал в объятьях . И эти окровавленные клочья вокруг воронки.
Расстелив плащ-палатку разведчики собирали то ,что осталось от Кости. Нашли обгорелый
планшет. Отдали, пришедшему от батальона, старшему лейтенанту. Он подошёл, к сидящему
на земле , безучастному Степану. Присев рядом ,закурил сам, потом протянул раскуренную
папиросу .

- Вот что старалей, — заговорил вдруг Степан. — Он у нас с женой один был. Мать узнает
не переживёт. Прошу не посылай похоронку. Напиши ,что пропал без вести, всё какая-то
надежда у неё будет. -

- Хорошо. —

Старший лейтенант бросил окурок , и быстро пошёл догонять уходящий батальон.

- Вот так Захар — закончил рассказ Степан.- Что делать не знаю. Не могу я Фросе рассказать,
и уйти не рассказав тоже не могу. Может придёт время, расскажешь ей, пусть простит она меня.-

Он, сморгнув слезу, замолчал. Захар ,натужено прокашлявшись прокуренными лёгкими,
произнёс.

- Ладно Степан ,ты не беспокойся. Как просишь так и сделаю.-

Подождав ,пока больной задремлет ,он тихонько поднялся и вышел из избы. Ефросинья,
бросив вилы, подошла к крыльцу.

- Ну как он ?-

- Задремал -

- Помрёт ведь, — Ефросинья заплакала прижав к губам конец ,повязанного на голову,
платка.- Костя скоро вернётся ,а он не дождался.-

Пристально посмотрел Захар в её светлые , в окружении добрых
морщинок, глаза. Потом домой пошёл. По дороге окончательно решил.

- Ничего не скажу. Не возьму грех на душу. Пусть надеется.-

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.

Рассказ , который никого не оставит равнодушным, поколению пережившим войну посвящается.