Знаменитый английский путешественник капитан Кук писал, что в Полинезии, на Таити, хлеб растет на деревьях. Это была не метафора — речь шла о растении из семейства тутовых, дающем питательные и вкусные плоды величиной с кокосовый орех.

"Баунти", или бунт на корабле

----------------------<cut>----------------------

"Баунти", или бунт на корабле

Когда наиболее продвинутые английские плантаторы с островов Вест-Индии прочитали путевые заметки Кука, где в том числе говорилось о хлебном дереве, они поняли, что философский камень, во всяком случае в масштабах одной плантации, найден.

Их светлые головы осенила блестящая бизнес-идея: перевезти с Таити саженцы хлебного дерева и его плодами кормить рабов, сэкономив таким образом кучу денег на покупке настоящего хлеба. По подсчетам, прибыль с каждой плантации должна была увеличиться от этого нововведения вдвое.

"Баунти" в нашем сознании прочно связано с райским наслаждением, свободой и покоем. Но мало кто знает, каким на самом деле было путешествие парусника "Баунти" и чем оно закончилось.

История похода английского военного корабля «Баунти» за саженцами хлебного дерева, перипетии этого драматического плавания не потерялись даже среди бурных событий XVIII века, богатых на мятежи, географические открытия и прочие увлекательные приключения.

"Баунти", или бунт на корабле

У британского военного флота не нашлось подходящего корабля, способного вместить, помимо команды и запасов провизии, сотни саженцев, за которыми в пути нужен был специальный уход. Строить же новое судно было слишком долго. Адмиралтейство купило у частного судовладельца за 1950 фунтов стерлингов трехмачтовый парусник «Бетиа», который переделали, оснастили пушками и ввели в состав королевского флота под названием «Баунти» («Щедрость»).

Относительно небольшие размеры корабля (водоизмещение 215 тонн, длина по верхней палубе 27,7 метра и ширина 7,4 метра), свойственные прочим парусным судам того времени, компенсировались его большой грузоподъемностью и превосходными мореходными качествами, а его плоское днище должно было предохранить от катастрофических столкновений с рифами.

"Баунти", или бунт на корабле

Британский военный корабль «Баунти» 3 апреля 1789 года (по некоторым источникам, 4-го апреля) под предводительством капитана Блая отплыл от берегов Таити в сторону Карибского архипелага с ценным грузом на борту. Саженцы хлебного дерева, плодами которого предполагалось кормить рабов на плантациях сахарного тростника английских колонистов на островах Вест-Индии, однако, цели не достигли: на корабле вспыхнул мятеж, в результате которого пострадали не только растения.

В результате этого мятежа и последующих событий был открыт неизвестный доселе остров, написаны романы, сняты кинофильмы, а благодаря усилиям копирайтеров драматический поход «Баунти» в южные моря намертво связан теперь в общественном сознании с райским наслаждением.

Если хоть на минуту представить себе жизнь на военных парусных кораблях XVIII века, то удивляться частым бунтам на них не приходится. У капитанов была никем и ничем не ограниченная власть над командой, даже над офицерами — что уж говорить о нижних чинах, которых за непокорность и в устрашение остальным могли просто вздернуть на рее без лишних проволочек. Наказание в виде порки были тоже обычным явлением. На небольших, как правило, судах царила невероятная скученность, воды часто не хватало, экипаж страдал от цинги, уносившей многие жизни. Жесткая дисциплина, самоуправство со стороны капитанов и офицеров, нечеловеческие условия жизни не раз провоцировали кровавые столкновения на кораблях. В Англии было мало охотников добровольно служить в королевском флоте, процветал насильственный набор: специальные отряды ловили матросов торгового флота и скованными доставляли на королевские корабли.

Командиром «Баунти» был назначен молодой, но опытный мореплаватель лейтенант Уильям Блай. К своим 33 годам он уже успел поплавать в Южных морях на кораблях знаменитого Кука, побывал в Полинезии, хорошо знал и Вест-Индию, куда должен был доставить саженцы хлебного дерева. К сожалению, кроме хорошего опыта в мореплавании, Блай обладал скверным характером и неуравновешенностью, а лучшим способом общения с командой считал грубое насилие.

"Баунти", или бунт на корабле

Пять месяцев экипаж жил на Таити, постепенно обзаводясь друзьями и романтическими отношениями с прекрасными таитянками. Описывая этот период, историки отмечают, что моряки стали столь же смуглыми и почти столь же свободолюбивыми, как коренные жители острова, поэтому когда корабль с саженцами хлебного дерева, заботливо выкопанными и тщательно подготовленными к долгому пути, отправился к цели назначения, команда недолго смогла выдержать самодурство капитана, унижения, которые он без счета придумывал для экипажа (по некоторым свидетельствам, он подверг порке даже офицера!), скудный рацион и отсутствие свежей воды. Особенно всех возмущало то обстоятельство, что капитан экономил на воде для людей в пользу растений, требовавших полива.

28 апреля на «Баунти» вспыхнул мятеж во главе которого стоял первый помощник Флетчер Кристиан к которому деспот Блай проявлял особую неприязнь. Захваченный в постели восставшими матросами, связанный по рукам и ногам, прежде чем он смог оказать какое-нибудь сопротивление, Блай в одной рубахе был выведен на палубу где состоялось некое подобия суда, на котором председательствовал лейтенант Флетчер Кристиен.

Хотя остальные офицеры корабля остались на стороне капитана, но проявили себя трусливо: они даже не пытались противостоять мятежникам. Восставшие матросы посадили Блая вместе с его 18 сторонниками в баркас, снабдили водой, продовольствием и холодным оружием и оставили в море у острова Тофуа…

"Баунти", или бунт на корабле

Экипаж баркаса с минимальным запасом продовольствия и без морских карт совершил беспрецедентный переход в 3618 морских миль и спустя 45 дней достиг острова Тимор, голландской колонии в Ост-Индии, откуда уже можно было без проблем возвратиться в Англию. Во время плавания капитан не потерял ни одного человека, потери были лишь во время стычек с туземцами.

А «Баунти» после недолгого блуждания по океану вернулся на Таити. Здесь среди мятежников произошел раскол. Большинство собиралось остаться на острове и наслаждаться жизнью, а меньшинство прислушивалось к словам Кристиана, который предсказывал, что однажды на остров явится британский флот и повстанцы попадут на виселицу.

Оставшиеся на Таити мятежники в 1791 г. были схвачены капитаном Эдвардсом, командиром «Пандоры», которую английское правительство послало на поиски бунтовщиков с предписанием доставить их в Англию. Но «Пандора» налетела на подводный риф, погибли 4 мятежника и 35 матросов. Из десяти бунтовщиков, доставленных в Англию вместе с потерпевшими кораблекрушение моряками «Пандоры», трое были приговорены к смертной казни.
Кристиан собрал команду из восьми единомышленников, заманил на «Баунти» шестерых таитян и одиннадцать таитянок и уплыл искать новую родину. В январе 1790 года на затерянный в безбрежных просторах Тихого океана необитаемый остров высадилось девять мятежников, двенадцать таитянок и шесть полинезийцев с Таити, Раиатэа и Тупуаи и ребенок.
Это был в прямом смысле слова край земли — на четыре тысячи миль к юго-востоку от острова никакой суши, бескрайняя океанская пустыня. Южная часть Тихого Океана — один из самых безлюдных и далеких от цивилизации регионов планеты.

Выгрузив имевшееся на «Баунти» продовольствие и сняв все снасти, какие могли пригодиться, моряки сожгли корабль. Так была основана колония Питкерн.

"Баунти", или бунт на корабле

Между тем колонисты какое-то время были вполне довольны жизнью, поскольку даров природы на острове хватало всем. Пришельцы построили хижины и расчистили участки земли. Туземцам, которых они увезли или которые сами добровольно последовали за ними, англичане милостиво предоставили обязанности рабов. Два года протекли без особо крупных ссор. Однако был один «ресурс», запасы которого на Питкерне были весьма ограничены,— женщины. Из-за них-то и началось…
Полинезийская часть мужского населения требовала равноправия. В первую очередь не поделили женщин. У каждого из девяти моряков была своя «жена», а на шестерых туземцев приходилось лишь три дамы. Недовольство ущемленных переросло в заговор.
Когда в 1793 году у одного из мятежников умерла таитянская жена, белые поселенцы не придумали ничего лучше, чем отнять жену у одного из таитян. Тот обиделся и убил нового мужа своей подруги. Мятежники убили мстителя, а оставшиеся таитяне подняли мятеж против самих мятежников. Кристиан и четверо его людей были убиты таитянами. Казалось бы, все, но на этом смертоубийства не закончились. Таитянские жены моряков пошли мстить за убитых мужей и перебили восставших таитян. Все мужчины-полинезийцы были уничтожены. Теперь на острове осталось четверо моряков (гардемарин Янг и матросы Маккой, Куинтал и Смит) с несколькими женщинами и детьми.

На некоторое время наступило затишье. Поселенцы обустраивали свои дома, возделывали землю, собирали батат и ямс, выращивали свиней и кур, ловили рыбу, рожали детей. Но если Янг и Смит жили мирно, то два закадычных приятеля Маккой и Куинтал вели себя агрессивно. Они научились гнать самогон и регулярно устраивали пьяные дебоши. В конце концов, Маккой в алкогольном угаре погиб, прыгнув в море. А Куинтал, потеряв жену (она разбилась, собирая птичьи яйца на скале), озверел окончательно: стал требовать жен Янга и Смита, угрожал убить их детей. Закончилось все тем, что Смит и Янг, сговорившись, зарубили Куинтала топором.

С тех пор на Питкэрне воцарился мир. Двое взрослых мужчин почувствовали свою ответственность за судьбу маленькой колонии, за будущее женщин и детей. Янг научил неграмотного Смита читать. На острове начались регулярные чтения Библии и богослужения. В 1800 году Янг умер от астмы. К началу XIX века матрос Александр Смит (принятое им имя — Джон Адамс) стал единовластным правителем Питкэрна.
Этому человеку, много размышлявшему о своей прежней беспорядочной жизни, совершенно переродившемуся в результате раскаяния, пришлось исполнять обязанности отца, священнослужителя, мэра и короля. Своей справедливостью и твердостью он сумел завоевать неограниченное влияние в этой странной общине.
Необыкновенный наставник морали, который в дни своей молодости нарушал все законы, для которого раньше не существовало ничего святого, проповедовал теперь милосердие, любовь, согласие, и маленькая колония процветала под кротким, но в то же время твердым управлением этого человека, ставшего под конец жизни праведником.

Таково было моральное состояние колонии на Питкэрне в то время, когда у его берегов острова появился корабль Уильяма Бичи, чтобы пополнить на нем свой груз тюленьих шкур.

Капитан считал остров необитаемым; но, к величайшему его изумлению, к борту корабля подошла пирога с тремя юношами-метисами, довольно хорошо говорившими по-английски. Удивленный капитан стал их расспрашивать и узнал, что их отец служил под начальством лейтенанта Блая. Одиссея этого офицера английского флота в то время была известна всему миру и служила предметом вечерних бесед на баках кораблей всех стран.

"Баунти", или бунт на корабле

Первых визитеров поразил маленький народ, живущий на забытом богом островке, и атмосфера доброжелательности и мира, царящая в колонии. На всех огромное впечатление производил патриарх Питкэрна — Джон Адамс. Когда встал вопрос о его аресте, английские власти простили бывшего мятежника и оставили в покое. Умер Адамс в 1829 году, в возрасте 62 лет, в окружении многочисленных и горячо любящих его детей и женщин. В его честь назван единственный поселок на острове — Адамстаун.

Питкэрн стал частью Британской Империи, английской колонией в Южных морях. В 1831 году Лондон принял решение переселить островитян на Таити. Это закончилось трагически: несмотря на теплый прием, питкэрнцы не смогли жить вдали от родины, и в течение двух месяцев 12 человек умерли (в том числе и Четверг Октябрь Кристиан, первенец Флетчера Кристиана). 65 островитян вернулись домой.
В 1856 году было предпринято второе переселение жителей — на сей раз на необитаемый остров Норфолк, бывшую английскую каторгу. Но и опять многие из питкэрнцев захотели вернуться на родину. Так наследники «Баунти» разделились на два поселения: Норфолк и Питкэрн.
Сегодня на Питкэрне по-прежнему живут прямые потомки мятежников. Колония является уникальным политико-экономическим и социально-культурным образованием в Тихом Океане. У острова есть свои герб, флаг и гимн, но Питкэрн — не независимое государство, а «заморская территория Соединенного Королевства», последний осколок некогда великой Британской Империи. Островитяне говорят на странном наречии — смеси староанглийского языка и нескольких полинезийских диалектов. Здесь нет телевидения, канализации, водопровода, банкоматов и отелей, зато есть спутниковый телефон, радио и интернет. Главная статья доходов местных жителей — экспорт почтовых марок и продажа доменного имени .pn.

"Баунти", или бунт на корабле

Питкэрн административно подчиняется британскому правительству в Окленде, расположенном приблизительно в 5300 км от острова. В 1936 году на Питкэрне жили до 200 человек, однако с каждым годом количество жителей уменьшается, так как люди уезжают на работу или на учебу в Новую Зеландию и больше не возвращаются. В настоящее время на острове живут 47 человек.

Драматическая история плавания «Баунти» была впоследствии растиражировано писателями, художниками, кинематографистами, в XX веке она стала особенно популярной благодаря фильмам (их было снято четыре, первый — в 1916 г., последний, с Мэлом Гибсоном и Энтони Хопкинсом, в 1984-м, различным путевым очеркам и роману Мерля «Остров». А уж когда компания «Марс» назвала именем «Баунти» свой шоколадный батончик с кокосом, стало понятно, что всепланетная слава мятежному кораблю досталась, видимо, не зря.