Малоизвестные варианты Т-27. Огнедышащий дракончик завскладом Кратирова

Огнеметное оружие является одним из древнейших боевых средств. Наряду с возможностью быстро поразить и уничтожить очаг сопротивления оно является также и мощным психологическим средством. Применение в годы Первой мировой войны огнеметов выявило вместе с высокой эффективностью и их определенные недостатки — незащищенность огнеметчика, малую дальность метания и небольшое количество огневыстрелов. Для решения задачи прорыва укрепленной обороны противника огнемет должен был обладать защитой, большим запасом огневыстрелов, маневренностью и подвижностью. Этим требованиям удовлетворяла установка огнемета на специальной защищенной боевой самоходной машине, что закономерно привело к появлению огнеметных танков.

В нашей стране огнеметы относили к химическому вооружению, которым занималось Главное артиллерийское управление (ГАУ) военного ведомства и позднее вновь организованное Военно-химическое управление (ВОХИМУ), где и начались работы по огнеметным или химическим танкам.

----------------------<cut>----------------------

Традиционно считается, что работы над химическими танками начались на основании приказа начальника вооружений РККА «О системе химического вооружения» от 28 августа 1931 г. В соответствии с этим документом УММ и ВОХИМУ следовало приступить к разработке «танка-распылителя» и других образцов для химического оснащения мотомеханизированных частей. Однако фактически проектирование бронированных военных химических машин началось раньше.

В 1930 г.. в порядке реализации личной инициативы, заведующий одним из военных складов Георгий Константинович Кратиров выполнил проект химизированной танкетки Т-27, оснащенной парой ранцевых огнеметов. Первоначальный проект был рассмотрен весной 1931 г.

Одновременно УММ и ВОХИМУ изучало вопросы укомплектования техникой вновь организуемых механизированных частей и организации их боевой учебы. Так, 21 мая 1931 г. состоялось совещание по вопросу обеспечения Механизированной бригады инженерными средствами, средствами связи и химическими средствами. На совещании от УММ присутствовали Бокис и Мизонов, от ВТУ — Чистяков и от ВОХИМУ — Жигур. В итоге было принято постановление об укомплектовании бригады техникой, в том числе рекомендовалось:

«... От Вохиму выделить

1. Химические авто-машины — 4.
2. Танковые дымприборы — 30.
3. Огнеметы ранцевые — по потребности.
4. Накидки защитные против поливания ОВ с воздуха, индивидуальные — 30.
Накидки защитные против поливания ОВ с воздуха, групповые — 30.
Для приспособлений огнеметов к танкеткам выделить от УММ из Майской продукции 1 танкетку на Московский Химический полигон».

Оборудование танкетки Т-27 огнеметами поручалось конструкторскому бюро склада №136. При этом председатели НТК ВОХИМУ и 4-й секции подчеркивали, что

«...необходимо это дело поручить т. Кратирову которому срочно представить свои соображения и эскизы, а также ориентировочные требования для такого вида вооружения танкеток. Консультацию по этим вопросам тов. Кратиров должен получить в 4 секции НТК Вохиму и в НТК УММ».

Т-27 для переоборудования в так называемую «химизированную» следовало подать на склад №136 20-25 июня 1931 г. В отличие от первоначального предложения автора проекта, машина должна была не только осуществлять огнеметание, но и обеспечивать постановку дымовых завес, а также решать другие задачи химической обороны.
Поступившая Т-27 оказалась далеко не новой, поэтому на ней пришлось заменить катки. Предварительные испытания химизированной танкетки прошли в районе станции Очаково, после чего ее передали для официальных испытаний на ЦВХП. Программа полигонных испытаний была утверждена 26 сентября, а отчет по предварительным испытаниям поступил в НТК Вохиму 3 декабря 1931 г. По итогам заводских испытаний химизированную танкетку Т-27 признали пригодной для решения основных поставленных перед ней задач.

Малоизвестные варианты Т-27. Огнедышащий дракончик завскладом Кратирова

Малоизвестные варианты Т-27. Огнедышащий дракончик завскладом Кратирова

Однако не обошлось без потерь. В ходе испытаний Кратиров сжег и порвал свой кожаный реглан. Изобретатель обратился в НТК ВОХИМУ с заявлением, в котором писал:

«Т.к. я не имею средств купить себе другую одежду, а в старом командиру Красной Армии неудобно появляться даже на работе, прошу Вашего ходатайства перед соответствующими инстанциями о выдаче мне другого кожаного пальто».

Рассмотрев материалы по испытаниям и заявление Кратирова, председатель и управделами НТК ВОХИМУ 14 декабря 1931 г. решили:

«Тов. Кратиров по своей инициативе разработал химизированную танкетку, которая при испытании дала весьма удовлетворительные результаты и представляется к вводу на вооружение. Для премирования тов. Кратирова отпустить кожаное пальто, стоимость будет НТК Вохиму оплачена».

Надо сказать, что ко времени испытаний химизированной танкетки на ЦВХП Кратиров учился на Химических курсах усовершенствования комсостава РККА. Но в связи с необходимостью проведения испытаний химизированных боевых машин с 1 по 5 января 1932 г., по указанию председателя НТК ВОХИМУ он был освобожден от утренних занятий и общественной нагрузки в вечернее время для подготовки танкетки к испытанию.

В ходе испытании химизированной танкетки на ЦВХП следовало проверить работу дымовых и огнеметных приборов на предмет надежности, безопасности и эффективности. На машине, поступившей на испытания, два резервуара для химических веществ (емкостью 18 л каждый) были установлены открыто в задней части машины и соединены трубопроводами с огнеметом и агрегатами дымопуска. Интересно, что при доработке танкетки использовалось только доступное оборудование. Во время испытаний по дымопуску на танкетке были опробованы распылители четырех типов: аппарат «Ганзеатише», К-К, НПЗ-3 и аппарат завода «Промет» (аналогичный применяемому на боевой машине БХМ-Форд-Промет). Последний представлял из себя полушаровидную насадку с приемным отверстием диаметром 4 мм, переходящим в щель шириной 2 мм с раствором на выходе 120º и углом выхода смеси 45º к горизонту. Управление дымопуском производилось изнутри машины при помощи тросовой проводки.

Малоизвестные варианты Т-27. Огнедышащий дракончик завскладом Кратирова

Устойчивость образуемого маскировочного облака при использовании всех распылителей оказалась практически одинаковой, составив чуть менее 2,5 мин. Отмечалось, что

«Промет более рентабелен, т.к. оставляет некоторое количество вещества на земле, продолжающее дымопуск, что выгодно при ходе машины свыше 25 клм. — час».

Правда, из-за измерительных приборов во время испытаний измерение высоты облака производилось грубым наблюдением. Сектор расхождения дымовой завесы при скорости ветра 2—3 м/с при пуске газа с места на дистанции 100 м составлял 50—55 м, на дистанции 200 м от машины был равен 100—110 м, на расстояниях 400 и 600 м — 125—130 м и 130 м соответственно. Далее на дистанции около 700 м облако поднималось вверх.

Резервуары наполнялись с помощью мерного ведра и лейки за 14 мин. Давление 5 атм в резервуарах создавалось тремя воздушными баллонами емкостью 0,7 л каждый с давлением 120 атм. Танкетка отправлялась на задание без давления в резервуарах. При дымопуске предварительное давление в 5 атм должно было подаваться перед началом боя с помощью первого баллончика, затем при падении давления до 2,5 атм открывался второй баллончик, а третий баллончик использовался как запасной. В ходе испытаний обнаружилось протекание смеси через выпускные краники из-за их плохой герметизации.

Непосредственной опасности экипажу танкетки при работе с дымосмесью S-IV не было, так как элементы системы газопуска располагались снаружи машины. На случай возможного попадания газов в машину имелись противогазы.

Малоизвестные варианты Т-27. Огнедышащий дракончик завскладом Кратирова

Одновременно состоялись опыты с противоипритным и морским (из прорезиненной материи) костюмами. Выяснилось, что для работы в химизированной Т-27 морской костюм

«вполне применим и как защитная одежда против 06, так и как спецодежда».

Испытатели отметили, что при наполнении смесью резервуара следует использовать резиновые рукавицы, а для работы вполне подходят обыкновенные кожаные перчатки.

Массогабаритные характеристики химизированной танкетки практически не отличались от базовой машины, ходовая часть не претерпела изменений, поэтому «химизация» на проходимость Т-27 никак не повлияла.

Наилучшие результаты при дымопуске со встречным и косым боковым ветрами достигались при скоростях 15—25 км/ч. При попутном ветре более 25 км/ч водитель терял ориентировку в накрывающем его дыму. При скоростях до 25 км/ч и встречном ветре 1—2 м/с облако устойчиво держалось в течение 1,5—2 мин.

Забрызгивания машины при правильно собранных распылителях и трубопроводах не наблюдалось. Вместе с тем, испытатели отметили:

«Туман S-IV при заволакивании им маши ны влияет: на наружную и внутреннюю окраски ее в том случае, если поверхность их влажная. На все металлические детали, не защищенные маслом или краской, причем последние после нахождения в облаке в течение 1-2 минут коррозируются по прошествии 50-60 минут сплошь. При наполнении смесью S-IV необходимо следить за сухостью резервуаров, т.к. малейшее присутствие влаги заставляет смесь бурно на последнее реагировать и может дать забрызгивание при поливке как резервуаров, так и машины. Последнее явление наблюдалось неоднократно».

Использовали танкетку и для огнеметания, при этом количество смеси в каждом резервуаре составляло 16 л (общее — 32 л). Два испытателя наполняли резервуар огнесмесью с помощью мерного ведра и воронки за 6 мин. Опустошались резервуары за 40 с (24—26 огневыстрелов). Для химизированной танкетки огнеметные зажигалки предполагались двух типов: терочная типа М-6 и экспериментальная реактивная. Реактивная зажигалка должна была состоять из двух баллончиков и трубопроводов с краником к держателю зажигалки. В баллончиках предполагалось под давлением хранить специальные реагенты, воспламенявшиеся при смешивании с атмосферным воздухом. Однако к моменту проведения испытаний химизированной танкетки реактивная зажигалка еще не прошла лабораторных испытаний и поэтому на Т-27 не устанавливалась. В то же время

«зажигалка М-6 из 8 раз ее применения отказов не давала».

Испытатели так описывали огнеметную аппаратуру:

«Огнеметная аппаратура смонтирована следующим образом. От резервуаров газовые трубопроводы диаметром 1" ведут через отверстие продува радиатора внутрь машины где помещены основные запорные краны по одному с каждой стороны. Далее приключены с каждой стороны стальные гибкие рукава диаметром 3'4" рассчитанные на разрыв при давлении не ниже 350 атмосфер. Рукава закреплены на внутренней стороне боковых стен танкетки. Над коробкой скоростей они сходятся у тройника от которого через угольник соединены с клиновым краном «Пита», который не является боевым. Кран прикреплен к приемной камере брандспойта, в последнюю вставлен сифон, позволяющий давать повороты до 40º, выше сифона прикреплена выводная труба с насадкой с проходным диаметром 8 м/м. На насадку навинчен держатель зажигалки. Открывание крана Пита производится педалью при помощи нажима на последнюю левой ногой пулеметчика. Повороты осуществляются рычагом, спрятанным под броней».

Дальность огнеметания с места при косом боковом попутном ветре составила около 27—28 м, а при движении танкетки со скоростью до 20 км/ч при безветрии — сокращалась до 24—25 м. Подтеканий горючей смеси при правильно собранных соединениях и набитых сальниках не наблюдалось. Однако были случаи попадания горячей смеси при сильном встречном ветре на корпус танкетки и вытекания смеси из брандспойта при его закрытии. Правда,

«это вытекание ни на окраску, ни на металл не влияет, т.к. легко после работы смывается керосином. Последнее явление нормально для всех типов огнеметов, кроме фугасного».

Удобство наблюдения за результатами боевой работы оценивалось как хорошее для пулеметчика и удовлетворительное для водителя — оба члена экипажа имели перед собой отверстия для наблюдения. Вместе с тем, наблюдение за дымовым облаком и работой распылителя было крайне затруднительно, а в боевой обстановке — и невозможно, так как единственное отверстие — люк радиатора — в бою обычно закрывался.

С учетом выявленных по результатам испытаний достоинств и недостатков были сделаны выводы:

«Перспективы серийного изготовления.

Основной аппаратурой, как-то резервуарами, шлангами, кранами, соответствующие склады ВОХИМУ могут снабдить около 100 шт. машин. Детали могут быть изготовлены на заводах Лен. Отд. Арматреста и Лентремасса.

Вентиля к воздушным баллончикам типа «Мандетт» может дать завод «Манометр» — Арматреста и наконец сами баллончики — Днепропетровский завод имени Ленина-Петровского. Изготовление и монтаж окончательного типа химическ. установки на Т-27 может быть произведен в условиях работы в мастерских №-ской бригады при 1 токарном станке, 1 сварщике, 2 слесарях и 2 монтажниках в 8-9 дневный срок».

Химизированная танкетка после испытаний на полигоне была передана для ремонта в мастерские Мехбригады имени Калиновского, откуда должна была поступить в 1-й батальон. Скорее всего, к началу войны она уже была списана по износу вместе с машинами серийного выпуска. Но работы над химизированными танкетками были продолжены.

Как отмечалось, наилучшим из испытанных распылителей был признан вариант завода «Промет», поэтому дальнейшие работы велись именно этим предприятием в содружестве с конструкторским бюро склада №136.

Особенностью нового варианта химизированной танкетки являлось наличие специального прибора для дымопуска и огнеметания ДОПТ27, отличавшегося от первоначальной конструкции производственным исполнением и наличием бронирования огнемета и резервуаров. Принципиальная схема осталась неизменной. Штатное вооружение Т-27 (7,62-мм пулемет ДТ) сохранили.

На машине устанавливалось четыре типа химической аппаратуры: огнеметная, дымовая, воздушная и питающие резервуары (баллоны для огнесмеси и дымообразующей смеси S-IV).

Брандспойт огнеметной установки размещался по продольной оси машины на верхнем наклонном лобовом листе корпуса. За счет его шарнирного соединения допускалось огнеме-тание в горизонтальном секторе 15º без поворота танкетки и с углами возвышения от -5º до +15º. Устройство для поджига огнесмеси одновременно являлось защитным кожухом брандспойта и свободно вращалось вместе с ним. Два питающих резервуара общей емкостью 40 л (полезная емкость: для огнесмеси — 32 л, для смеси S-IV — 36 л) размещались снаружи машины в кормовой части патронных ящиков вместо снятых ящиков для инструмента. В воздушной аппаратуре использовался один баллон емкостью 3 л.

Танкеток с вооружением по предложенному Кратировым варианту в 1932 г. было выпущено 12 шт. В ходе их эксплуатации выявилась большая стесненность боевого отделения из-за малого заброневого пространства. Это вынудило отказаться от сочетания пулеметного и огнеметного вооружения и снабдить экипаж автоматической винтовкой вместо пулемета. Кроме того, конструкция бронировки и неудобное расположение питающих резервуаров не обеспечивали их защиту от поражения пулями и осколками.

Малоизвестные варианты Т-27. Огнедышащий дракончик завскладом Кратирова

В конце 1932 г., с учетом накопленного опыта работ, в СКВ завода «Компрессор» в содружестве с одним из химических НИИ был создан новый вариант химизированной танкетки, названный ОТ-27. В 1932-1933 гг. на заводе №2 ВАТО (№37) изготовили 187 таких машин.
Еще один проект химической танкетки разработали в сентябре 1932 г. в НИО ВАММ им. Сталина конструкторы Евтушенко и Сахаров под руководством инженера Ж.Я. Котина. Проект, названый Т-27/ММ, был представлен начальником в НТУ УММ РККА 26 февраля 1932 г. От серийного образца предложенная машина отличалась установкой новой подвески и приспособлением для постановки дымовых завес. Кроме того, в апреле 1933 г. начальник 3-го сектора НТУ ВОХИМУ РККА Новосельцев утвердил тактико-технические требования на разработку

«танкезированной боевой химической машины (ТБХ) на базе ХТ-27».

Однако эти проекты не были реализованы в связи с прекращением выпуска базовой машины.

Малоизвестные варианты Т-27. Огнедышащий дракончик завскладом Кратирова

продолжение следует....