Советские «воздушные мосты» времен развитого социализма.

В середине 70-х годов прошлого века, в самый расцвет брежневской эпохи, СССР вел очень активную, военно-политическую экспансию практически по всему миру.

Извечный соперник США и те не всегда поспевали за Советским Союзом, так как просто не могли позволить себе военно-экономические траты такого размаха которые позволял себе в те годы СССР, это были траты связанные в основном с оказанием всевозможной военно-экономической помощи «братским» народам, практически по всему миру.

----------------------<cut>----------------------

Особо развернулся Советский Союз в Африке, сразу на двух направлениях, это на юго-западе в Анголе, откуда, только, что ушли португальцы и в районе так называемого африканского рога. Там советам удалось распространить свое влияние аж на целых две страны, это на Сомали и Эфиопию.

Вначале советское руководство делало всю ставку в Восточной Африке в основном на Сомали, и это понятно, данная страна была расположена в крайне выгодном в геостратегическом отношении районе. Она находилась на перекрестке Красного моря и Индийского океана, почти рядом с Ближним Востоком.

В октябре 1963 г. Москва согласилась предоставить Сомали долгосрочный кредит на сумму в 30 млн американских долларов. С каждым годом объемы этой помощи наращивались. В ответ на предоставленную помощь Москва получила в свое распоряжение ряд объектов в сомалийском порту Бербера, включая военный аэродром и 2 объекта связи, введенные в эксплуатацию в 1972 г.

Вскоре, в 1974 г. СССР и Сомали подписали уже полномасштабный договор о дружбе и сотрудничестве, который предполагал «обучение сомалийского военного персонала и предоставление вооружения и иного военного снаряжения Сомалийской демократической республики с целью усиления ее оборонного потенциала».

Согласно данного договора сомалийские военнослужащие буквально заполонили все советские военные академии, курсы и военные училища, в Сомали хлынул поток советской военной помощи. Для обслуживания военной техники и обучения местных военнослужащих из СССР в Сомали были направлены несколько тысяч военных спецов, цифра для такой небольшой страны огромная, в результате, сомалийская армия к середине 70-х годов стала по настоящему самой подготовленной армией в Восточной Африке.

Амбициозный сомалийский правитель Саид Барре вел довольно хитроумную политику, и планов у него было громадьё.
Открыто выдвигая социалистические лозунги, чтобы не лишится огромной почти дармовой советской помощи, он потихоньку, тайно от Москвы готовил свой африканский блицкриг, сомалийский Бонапарт планировал оттяпать у своего соседа Эфиопии довольно приличный кусок её территории в Огадене.

Но а самой главной мечтой Барре, это было создание в этом районе Африки Великого Сомали.

В соседней Эфиопии в то время царила смута, там, в 1974 г. был свергнут режим старого и больного правителя Хайле Селасси.

Фактическим правителем страны стал председатель Временного военного административного совета полковник М. X. Мариам, он вначале не торопился объявлять строительство социализма по типу советского, предпочитая сближение с Пекином. Однако Китай в тот момент не мог претендовать на роль значимого политического «игрока» на африканском континенте.

Вскоре для Мариама весомым аргументом в пользу близких отношений с Советским Союзом стала массированная военная помощь, которую Москва сумела оказать Анголе, вся Африка тогда наблюдала за тем как СССР и Куба защищали независимость молодой Анголы от южноафриканских расистов.

В апреле 1977 г. Мариам практически свернул все контакты с США и, наконец, то объявил о начале строительства социализма. Это всё происходило на фоне резко обострившейся ситуации вокруг и внутри самой Эфиопии.

С одной стороны против центральной власти выступили сепаратисты в Эритрее. Но еще серьезнее обстановка сложилась на юго-востоке страны, там в Огадене, активно поддерживаемый Сомали Западно-сомалийский Фронт освобождения шаг за шагом усиливал свое влияние над территорией с сомалийским населением. Эти факторы могли привести к окончательному развалу Эфиопского государства.
В мае 1977 г. М. X. Мариам совершил официальный визит в Москву. В обмен на военную помощь Мариам обещал предоставить порт Массава для сооружения советской военно-морской базы. В рекордно короткие сроки она могла бы обслуживать советские корабли и подводные лодки. Тем самым резко ослаблялась зависимость Москвы от сомалийских портов в регионе Красного моря – Индийском океане.

До поры до времени Москве удавалось успешно балансировать и не запутаться в паутине сложных взаимоотношений Эфиопии и Сомали.

Совершенно нежелательный конфликт между двумя союзными Москве «социалистическими» государствами был не ко времени. И потому вдвойне досаден. Вскоре ситуация стала складываться таким образом что Советскому Союзу уже было просто невозможно усидеть сразу на двух стульях и пришлось выбирать кого брать себе в союзники.

Эфиопия по многим соображениям выглядела в глазах советских руководителей гораздо предпочтительней, чем Сомали. Только одно ее население почти в 9 раз превышало сомалийское. У Эфиопии было два относительно современных порта на Красном море. Успех в Эфиопии мог каким-то образом компенсировать досадное провалы советской политики в Египте и Судане начала 70-х гг.

Ослаблением советского влияния в Сомали не замедлили воспользоваться США и в особенности Саудовская Аравия, теперь вместо советов, богатые саудиты своими многомиллионными вливаниями стали главными донорами сомалийской экономики.

Президент Барре понял, что медлить больше нельзя, иначе эфиопов успеют перевооружить и тогда с ними воевать будет гораздо сложнее. Операцию по вторжению в Огаден сомалийские генералы разработали в соответствии со всеми требованиями советских боевых уставов и наставлений, перед вторжением была проведена тщательная подготовка войск и боевой техники.

Вскоре, в конце июля 1977 г. сомалийцы, используя элемент внезапности, вторглись в Огаден. Решительное наступление сомалийской армии развивалось довольно успешно, войска продвигались очень быстро, не встречая при этом особого сопротивления со стороны малочисленных эфиопских гарнизонов в оазисах Огадена.
Вскоре блицкриг успешно завершился, сомалийцы сумели за очень короткое время занять очень обширную территорию на юго-востоке Эфиопии, общей площадью 320 тыс. кв. км, а это почти 90% общей площади Огадена.

Хитрый Барре понимая, что сомалийская армия полностью зависит от поставок советских вооружений в начале сентября 1977г. примчался в Москву, вероятно для того чтобы попросить прощения за свои действия и выклянчить у кремлевских старцев очередную партию военной помощи.

Однако, на этот раз он сильно просчитался, встретили его там очень прохладно. Глава СССР Л.Брежнев вообще не принял его и продолжил свой отдых в Крыму, а Громыко и Суслов дали понять, что больше в услугах Барре не нуждаются.

Поняв, что СССР полностью находится на стороне Эфиопии, сомалийцы 13 ноября 1977 г. денонсировали базовый договор «О дружбе и сотрудничестве».

В результате данной меры 20-тысячный контингент советских военных советников оказался, чуть ли не заложниках и должен был в трехдневный срок покинуть Сомали. К кубинцам подошли еще строже. Им дали на сборы всего сутки.

В домах советских советников отключили электричество и воду, а сам поселок был оцеплен солдатами. Первоначально, эвакуация из Сомали осуществлялась только по воздуху. Прилетавшие самолеты вели опытные экипажи военно-транспортной авиации, естественно в штатском, межу тем, в аэропортах над нашими специалистами и кубинцами сомалийцы откровенно издевались.

Однако сомалийцы не учли решительности советского руководства и боевых возможностей советского ВМФ, корабли которого курсировали в то время во всех стратегических регионах мира.

Тут же была разработана десантная операция в ходе, которой в сомалийский порт Бербера вошли боевые корабли оперативной эскадры Тихоокеанского флота. На берег были высажены морские пехотинцы вместе со штатной боевой техникой, вскоре под их прикрытием были эвакуированы наши военные специалисты с семьями, а также было погружено на корабли имущество размещавшегося в этом порту пункта базирования ВМФ СССР.
Уходя из Берберы советские корабли, даже отбуксировали в Аден принадлежащие нашей стране плавмастерскую и плавучий док, вся операция была проведена столь стремительно что в след уходящим советским кораблям ещё очень долго смотрели ошарашенные сомалийцы и не и никак не могли понять откуда здесь появились и кто эти дьяволы в черных беретах?

Часть советских военных советников из Сомали вернулась в Советский Союз. Другая часть была переброшена в Эфиопию, теперь уже воевать против своих недавних учеников.

В качестве ответной меры, из СССР была выслана многочисленная группа сомалийских слушателей военных училищ и академий. Гавана вообще разорвала дипломатические отношения с Сомали.

Прибывшие в Эфиопию первые советские и кубинские военные специалисты обнаружили, что эфиопская армия была вооружена преимущественно американским оружием, в частности средними танками М-60, легкими танками М-41, бронетранспортерами М-113 и др. Что интересно, Эфиопия стала первой африканской страной, получившей сверхзвуковые истребители F-5 из США в 1965 г..

С учетом выявленных особенностей наши специалисты посчитали, что быстрая смена системы вооружения (с учётом длительности процесса освоения военной техники в войсках) попросту невозможна, и потому была признана даже нецелесообразной.

До прибытия военной техники из СССР, эфиопы должны были некоторое время воевать на всем том, что у них тогда стояло на вооружении.

Для того чтобы подготовить американскую боевую технику к боям в Огадене для неё были срочно нужны запасные части, все это вскоре нашлось в загашниках у вьетнамцев. Из Сайгона в срочном порядке самолётами ВТА из числа вьетнамских трофеев быстро перебросили всё необходимое для восстановления боевой и в особенности авиационной техники, таким образом, Вьетнам стал первым кто начал оказание реальной помощи эфиопам.

В ноябре 1977 года в Эфиопию для детального анализа ситуации прибыла представительная советская военная делегация (потом превратившаяся в "оперативную группу"), которую возглавлял первый заместитель главкома Сухопутных войск генерал армии В.П. Петров. В штабы и части эфиопской армии стали направляться советские военные советники.
А уже 25 ноября силами советской военно-транспортной авиации был наведен "воздушный мост" между СССР и Эфиопией. В нем было задействовано по меньшей мере 225 самолетов различных типов, в основном Ан-12 (причем большинство из них было окрашено в цвета "Аэрофлота").
В последующие две недели, по воспоминаниям очевидцев, буквально каждые двадцать минут в аэропорту Аддис-Абебы садился советский транспортный самолет. "Воздушный мост" начинался в Закавказье, затем самолеты делали первую посадку для дозаправки в Багдаде, потом обходили над Персидским заливом Аравийский полуостров, приземлялись в Адене, и, после ещё одной дозаправки брали курс на Аддис-Абебу. Однако здесь "мост" не заканчивался, а продолжался дальше в глубь Африки, в ещё одну "горячую точку" — Анголу. Туда тоже шло советское оружие, а обратными рейсами из Анголы в Эфиопию перебрасывался личный состав кубинских воинских частей.
К полетам в Эфиопию привлекались и самые мощные на тот момент самолеты ВТА СССР – Ан-22 "Антей" из состава 8-го и 81-го военно-транспортных авиационных полков. Всего "Антеи" выполнили 18 рейсов, перевезя 455 тонн грузов, в том числе 37 единиц боевой техники. При этом чуть не был потерян один самолет.
"Воздушный мост" был подкреплен переброской оружия и боевой техники по морю, в порт Асэб, на судах Министерства морского флота СССР. Масштабы поставок впечатляли. Всего по воздуху и морю в Эфиопию было в сжатые сроки переброшено различного "специмущества" на астрономическую сумму – около 1 млрд. долларов.

В их число входили 600 танков T-54/T-55/T-62, 300 БМП-1 и БРДМ-2, 400 артиллерийских орудий (включая 130-мм пушки), средства ПВО (в том числе ПЗРК "Стрела"), стрелковое оружие. Естественно, что получили новую технику и эфиопские ВВС. Из СССР было отправлено 48 истребителей МиГ-21 различных модификаций, 10 вертолетов Ми-6, несколько транспортных Ми-8 и 6 боевых вертолетов Ми-24А (позже было поставлено ещё 10 машин). Осваивать и применять поставленное оружие эфиопам помогали советские военные советники и специалисты (всего 1500 человек).
Но особое место в этой войне сыграла помощь Кубы. Гавана отправила в Эфиопию регулярные части со всем штатным оружием. Комплектовались эти подразделения, как правило, добровольцами, многие из которых уже имели боевой опыт. Кубинские батальоны отлично обученные, высоко организованные и дисциплинированные, стали основной ударной силой эфиопской армии.
В Эфиопию кубинцы перебрасывались как по воздуху через Анголу, так и морем. Всего кубинский контингент насчитывал 18 000 человек под командованием дивизионного генерала Арнальдо Очоа. Первый кубинский танковый батальон прибыл на фронт уже 28 декабря 1977 г.

Вообще как остроумно заметил, находившийся в Аддис-Абебе офицер ННА ГДР: "советские военные руководят боевыми действиями, кубинцы воюют, а эфиопы празднуют победы".

Помимо военнослужащих из Советского Союза и Кубы на стороне Эфиопии сражался контингент "добровольцев" из Южного Йемена (2000 человек). Кроме того, вооружение и снаряжение для эфиопской армии поставляли ГДР, Чехословакия, Южный Йемен, Северная Корея. Свою лепту в поддержание боеготовности эфиопских F-5 сыграли поставки запчастей из Вьетнама (из трофейного "наследства" южновьетнамских ВВС). Однако в боевых действиях представители этих государств, несмотря на спекуляции в прессе не участвовали.

Сомали тоже оказывалась военная поддержка со стороны, это в основном из Египта, Саудовской Аравии, Ирака, Сирии и США (американцы оказывали помощь через третьи страны), однако всю эту помощь никак нельзя было сравнить по масштабам с советской.

Стоит отметить, что для западных военных аналитиков, сам факт того, что Советский Союз был способен перебросить фактически несколько дивизий с тяжелым вооружением так далеко от своих границ, оказался неожиданным и неприятным сюрпризом.
Военная помощь Эфиопии была настолько внушительной, что дала основание некоторым зарубежным военным экспертам назвать ее «военной интервенцией».

13 марта 1978г.кубинские и эфиопские войска полностью очистили территорию Огадена от сомалийцев. Стремясь хоть как-то "сохранить лицо" правительство Сомали 15 марта объявило о "полном выводе" всех частей своей регулярной армии из Эфиопии. Продолжавшаяся около 7 месяцев война закончилась.
В результате войны Эфиопия потеряла 40 000 человек (15000 военнослужащих и 25000 мирных жителей) свыше 600000 жителей страны стали беженцами. Сомалийская армия потерпела сокрушительное поражение, потеряв 20000 человек убитыми, 250 танков (три четверти от довоенного парка), большую часть артиллерии и транспортных средств. Сомали фактически лишилось своих ВВС. К концу войны в их строю числилось всего 12 самолетов МиГ-21 и несколько МиГ-17.
Стоит сказать, что оба главных "действующих лица" Огаденской войны не пережили распада СССР. В 1991 г. в Аддис-Абебу вошли отряды Революционно-демократического фронта эфиопских народов. Менгисту Хайле Мариам бежал из страны в Зимбабве. Мятежная Эритрея наконец-то получила независимость.

Сомалийский диктатор Саид Баре так и не создал Великого Сомали, он смог продержаться у власти только на полгода больше своего противника эфиопского лидера, а Сомали после свержения Сиада Барре погрузились в пучину междоусобной войны, которая продолжается и по сей день.