Цикл статей о Белоруссии
Похоже, что белорусские власти хотят вернуть страну в 30-е годы и развернуть трудовые армии во всех регионах страны.

Что делать с теми, «кто может, но не хочет, и кто хочет, но не может»

----------------------<cut>----------------------

Находясь в рабочей поездке в Брестской области, А.Лукашенко заявил: «Людей надо приучить к труду. Нельзя создавать так называемый класс безработных. Если мы их не станем вовлекать в общественно полезный труд, как раньше говорили, значит, мы будем создавать этот класс, и он будет увеличиваться. Нам этого допустить нельзя». Он также подчеркнул: «Мы вычленим людей по персоналиям: кто может, но не хочет, кто хочет, но не может, и тех, которым надо лопату в зубы и — пошел работать».

Еще раньше Лукашенко заявил, что «…никакой отмены декрета № 3 быть не может». По его словам, декрет в новой редакции должен быть готов к 1 октября.

Министр труда и социальной защиты Ирина Костевич в интервью журналистам отметила, что органы исполнительной власти на местах должны оказать содействие в трудоустройстве всем трудоспособным гражданам. Если же те откажутся от предлагаемой работы, то будут оплачивать субсидируемые за счет государства услуги. Для реализации такого подхода будут создаваться базы данных информации о роде деятельности каждого гражданина. Уже к концу 2018 г. планируется создать интегрированную сервисно-расчетную систему, или сокращенно ID-карту.

На совещании в Мингорисполкоме 14 августа руководитель Администрации президента Наталья Кочанова передала указание главы государства: «Вы должны отследить каждого человека, составить выверенные списки».

Как это оценить с позиции права?

Прежде всего, надо учитывать, что мы живем не в Северной Корее, где действует обязанность трудиться до смерти, не требуя пенсии. Гражданам Республики Беларусь «…гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека» (ст.41). При этом государство должно создавать условия для полной занятости населения.

Применительно к нашему случаю в части 2 статьи 41 Конституции установлено: «В случае незанятости лица по независящим от него причинам ему гарантируется обучение новым специальностям и повышение квалификации с учетом общественных потребностей, а также пособие по безработице в соответствии с законом».

То есть в Конституции изложена программа мер в отношении безработных: 1) переобучение и повышение квалификации; 2) выплата пособий по безработице.

В этой связи возникают резонные вопросы: почему местные органы власти не выполняют требований Конституции, а сгоняют временно неработающих граждан на общественные работы? Что это за издевательские пособия в 13 долларов? Почему их нельзя повысить до прожиточного уровня?

На последний вопрос ответ очевиден: денег жалко и их нет. И еще одна причина — статистика по безработным испортится. Сейчас это — 1%, или 43 тысячи человек. А если выплачивать по 200 рублей, то в безработные запишутся все 300 тысяч скрывающихся от властей «тунеядцев-бездельников». Возможно, статус безработных захотят получить и сотни тысяч условно работающих и получающих чуть больше этой суммы за месяц работы.

Однако главный секрет с пособиями для безработных состоит в том, что согласно международным нормам размер пособия должен составлять «…не менее 50% от установленной законом минимальной заработной платы». Это пособие должно обеспечивать минимум, необходимый для покрытия расходов на основные жизненные нужды (ст.15 Конвенции МОТ №168 «О содействии занятости и защите от безработицы» от 21 июня 1988 г.).

Теперь давайте подсчитаем минимальный размер положенного пособия по безработице. С 1 января 2017 г. минимум заработной платы в Беларуси составляет 265 рублей. Значит, половину от этой суммы (130 рублей) и должен получать безработный. Еще справедливее взять за основу среднюю зарплату по регионам. Например, в Минске, по официальным данным, она превысила 1000 рублей, а в Гродненской области — 635 рублей. На этом основании безработные могут потребовать от властей 50% от зарплаты и ходить на бесплатные курсы по переподготовке.

В сфере трудовых отношений статья 41 Конституции устанавливает еще одно требование — нельзя принуждать к труду. Правда, могут быть исключения: когда работа определяется в приговоре суда или когда в стране введено чрезвычайное или военное положение.

Применительно к первому случаю исключим 30 тысяч заключенных. Применительно ко второму случаю поставим вопрос: на каком основании принуждаются к работе остальные работники? Ответ остается только один — в стране де-факто введено чрезвычайное положение. Однако для введения ЧП нужны веские причины (катастрофы, катаклизмы, стихийные бунты, беспорядки). Вроде бы их не было. Тогда введение ЧП — это посягательство на конституционный строй, права и свободы граждан.

Следует напомнить, что еще в 1930 году Международная организация труда утвердила Конвенцию №29 относительно принудительного и обязательного труда. В ней содержится требование к государствам—членам МОТ — «…упразднить применение принудительного или обязательного труда во всех его формах в возможно кратчайший срок» (ст.1).

Похоже, что белорусские власти хотят вернуть страну в 30-е годы и развернуть трудовые армии во всех регионах страны. Надо ли нам проводить этот чудовищный эксперимент? Может быть, хватит уроков советской истории?

Что делать?

Для меня как юриста понятно, что надо отказаться от применения декрета № 3 как от негодного средства воздействия на свободных граждан. Им и так трудно выживать в наших условиях, а тут еще хотят надеть петлю на шею и заставить идти на какие-то общественные работы. Причем и на мужчин, и на женщин. Ведь это будет позорище на весь мир. И главное — ничего хорошего из этого не получится. «Тунеядцы-безработные» будут массово уклоняться от повинности, не будут ничего платить, будут роптать. Возможно, поднимутся стихийные бунты. Нужно ли это мирной Беларуси?

Что касается официально зарегистрированных безработных, то предлагаю повысить размер пособия до уровня прожиточного минимума, то есть до 200 рублей. Так должно быть по международным стандартам и по совести.

А если власти не захотят пойти на попятную? Тогда пускай уступят штурвал другим, которые могут предложить более мягкие, но эффективные способы оздоровления экономики. Такие люди в Беларуси есть.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор