Юлия Тимошенко возглавила рейтинг самых сексуальных политиков.

Сайт "Hottest Heads of State" провел опрос, попросив читателей назвать самых привлекательных государственных деятелей. Лидером стала премьер Украины Юлия Тимошенко, на втором месте оказался глава правительства Норвегии Йенс Столтенберг, а третье занял 28-летний король Бутана Джигме Кхесар Намгъел Вангчук.

----------------------<cut>----------------------

А вот Владимир Путин и Барак Обама, которых пресса окрестила секс-символами, не вошли даже в первую десятку. Американский президент обосновался на 15-м месте из 172-х, обогнав Владимира Путина, занявшего 18-е. Интересно, что по опросам прессы, Путин всегда "котировался" выше. Но самый большой сюрприз преподнес Александр Лукашенко, который опередил их обоих и обосновался на 12-й позиции. Итальянский же премьер Сильвио Берлускони, замешанный во множестве секс-скандалов, был признан старым греховодником и не удостоился позиции выше 65-го места.

Николая Саркози, из-за своего матримониального статуса, вылетел из лидеров и теперь на 28 месте, а грузинский лидер Михаил Саакашвили — на 35-м. Далее идут сплошь восточные мужчины: на 41 строчке — глава Афганистана Хамид Карзай, на 48-й — президент Ирана Махмуд Ахмади Нежад. В первую сотню попали и президенты бывших советских республик. Нурсултан Назарбаев (Казахстан) занял 55 место, Гурбангулы Бердымухамедов (Туркмения) — 59-е, Курманбек Бакиев (Киргизия) — 64-е, Тигран Саргсян (Армения) — 88-е.

Не повезло Римскому Папе Бенедикту XVI, оказавшемуся на предпоследней строчке. И вообще единицы проголосовали за Ким Чен Ира, замыкающего рейтинг. Интересно, что нынешний президент России Дмитрий Медведев в списке вообще не фигурирует.

В данный момент на сайте проводится голосование по поводу сексуальности Путина, так как пользователи не согласны с его нынешним местом. Теперь их спрашивают: повысить или понизить премьера России в рейтинге. Больше половины — 55 процентов говорят, что он достоин даже более низкой позиции. А 36 процентов требуют "поднять" его статус и только 8 процентов согласны с существующим положением вещей.