Несколько мыслей "просвещенного гетеросексуала и коммуниста")

Офисная борьба с гомофобией

В нашей конторе работают двадцать офисных хомячков.

Мы не ходили «на революцию» в декабре, но ей сочувствовали. С полдесятого до шести мы продаем всякий хлам, пинаем балду и стебемся друг над другом. У нас не любят единороссов. И не любят пидарасов. Эти понятия у нас часто путают. Хотя, казалось бы, пидарасы ни в чем не виноваты.

----------------------<cut>----------------------

Я единственный вступаюсь за них. Остальные против меня. Вплоть до готовности встречать гей-парад погромом. Хотя все мы молодые и образованные жители мегаполиса. Такие, как мы, но только на Западе, двумя руками за радугу. Почему в России иначе? Предлагаю обсудить этот злободневный вопрос, пока депутат Милонов не запретил.

Я не пидарас.

Я смотрю на мир глазами просвещенного гетеросексуала. Еще я коммунист. И я думаю, что без пидарасов построить коммунизм никак нельзя.

Потому что коммунизм есть любовь, и альтернатива ему — капитализм, то есть война. Чем больше в этом мире любви всех ориентаций и толков, тем меньше остается места войне.

Воспретить любовь в любой из ее форм — значит расширить сферу насилия. Ибо, по Эмпедоклу, все, что не есть любовь, неизбежно есть ненависть. Любви нам всем и так не хватает; преступно создавать ей препоны Уголовным кодексом.

Откровенно говоря, гетеросексуальность — лучший рецепт милитаризации полов. Мальчики воюют за девочек, девочки за мальчиков. Нужно сделать тех и других добрее друг к другу. Как обезьяны бонобо. Поэтому во всем мире коммунисты за геев, а фашисты за гомофобию. Только в России, где политический спектр грязно-серый, Зюганов с Милоновым совместно ратуют за «общественную мораль», понимаемую в категориях бронзового века.

Офисная борьба с гомофобией

Я понимаю, зачем геев преследует власть. Власти, в общем-то, все равно, кого и за что преследовать: анашистов, богохульников, пиратов, разжигателей социальной розни. Главное, чтобы на всякого гражданина нашлась статья, если тот вздумает публично против власти вякать. Не за анашу посадим, так за содомию. Не за содомию, так за торренты. Но в том, чтобы преследовать за сношения не в ту дырку, есть особенный смак. Это как ритуальное надругательство, символическое растаптывание любви войною.

Каток войны давит не только геев. В XXI веке остались страны, где женщин забивают камнями за внебрачный секс (в том числе в случае изнасилования), где их кутают в паранджу, где матери калечат половые органы собственным дочерям, потому что так делали в их роду испокон веков. Привилегия гетеросексуалов — выбраться из-под катка немного раньше геев.

Можно сказать, что голубая проблема высосана из пальца, по крайней мере на Западе, где геев давно перестали притеснять. Ее цинично используют, чтобы отвлечь нас от более важных проблем: бедности, неравенства, безработицы, экономической стагнации. Нами манипулируют, и осознание этого должно стать лучшим лекарством от гомофобии.

Не дело государства указывать гражданам, с кем им можно, а с кем нельзя ложиться в постель.
Это базовая свобода.
Ее отрицание — это каменный век.

И если граждане геи решили собраться на гей-парад — это тоже их базовое, священное право. Такое же, как и у всех других граждан. Тут надо бы поставить точку и навсегда об этом забыть. Но граждан науськивают, что нефиг-де пидарасам разводить разврат. Кто клюнул на это, тот внутренне распростился со свободой.

Те же манипуляторы приучают граждан мыслить о пидарасах в терминах зоны. То есть в терминах субкультуры, где все человеческое деградировало до звериного уровня, в терминах тотальной войны всех против каждого и каждого против всех, где социум делится на опускающих и опущенных. Это, увы, находит отклик, ибо в общем и целом мы практикуем жизнь в парадигме войны, политкорректно именуемой «конкуренцией».

Давайте уж честно: для большинства из нас любовь — это роскошь. Она — как придаток к семейному домохозяйству, детям и ипотеке. Все мы охотно осуждаем извращения — с колокольни завистливого мещанства.

Нынче Россия на перепутье. То ли жить как в Европе, где каждый Элтон Джон волен обвенчаться с бойфрендом, то ли уподобиться Сомали и Судану, в которых для Элтонов Джонов предусмотрена высшая мера.
Я боюсь, что выбираем не мы, а за нас.
Но лично мне симпатичней Европа. Потому что на кону не свобода для геев, а свобода для всех. Геи — лишь частный случай.

Офисная борьба с гомофобией

Впрочем, я верю в светлое будущее. Даже для Судана. Будет у нас, как у Берджесса в «Вожделеющем семени». Мальчики с мальчиками, девочки с девочками. Земля, извините, и без того перенаселена.

Андрей Майков
-----------------------------------------------------------------
зы: Абсурдные законы о запрете «пропаганды гомосексуальности» приняты уже в восьми регионах России. Принятие Госдумой аналогичного закона на федеральном уровне еще раз покажет, что власть полностью игнорирует современные научные данные, идеи демократии, прав человека и просто прикрывается интересами детей для достижения собственных целей. Недавно принятый Закон "Димы Яковлева" — яркое подтверждение цинизма власти, запросто ставящей на кон политической игры жизни и судьбы детей. Точно также она играет судьбами других своих граждан, искусно используя страхи и стереотипы тоталитарного общества.
"Разделяй и властвуй!" — правило древнее и, увы, эффективное.
Сегодня запрещают геев — завтра запретят тебя...

Офисная борьба с гомофобией