Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Американские и британские бомбардировки стоили Германии сотен тысяч жизней, но приблизили ли они победу?
"Бомбардировщик прорвётся всегда", — эта одна из самых известных цитат в истории британских парламентских речей.
Эти слова были сказаны 85 лет назад, 10 ноября 1932 года Стэнли Болдуином, лидером Консервативной партии, к тому моменту уже дважды побывавшим в кресле премьер-министра и впоследствии занявшим этот пост в третий раз.

----------------------<cut>----------------------

За семь лет до начала самой страшной войны в истории Болдуин смог очень точно и емко описать тот ужас, который испытали на себе жители европейских и азиатских городов во время бомбардировок, ту решительную жестокость, с которой военные всех стран направляли свои самолеты против мирных жителей.
"Единственная оборона — это нападение, что означает, что вам надо убивать женщин и детей больше и быстрее, чем враг, если вы хотите спасти себя. Я говорю это с тем, чтобы люди могли понять, что их ждет, когда начнется следующая война", — сказал политик.
Болдуин вовсе не призывал к превентивным ударам по городам, он даже не пытался кликушествовать перед парламентариями — главным посылом этой вполне пацифистской речи было предложение придумать что-то, чтобы избавиться от страха перед смертью с неба, о чем тогда говорилось так много и вне стен парламента.
Именно этот страх перед бомбардировками политик считал главной причиной возможного начала войны. Опасаясь удара, слишком велико искушение нанести его самому, говорил он.
Сам он при этом не имел четкого плана действий. Предложения Болдуина были довольно неубедительными и наивными — договориться об интернационализации мировой авиации, сделать участником этого процесса Германию.
Никаких радикальных и эффективных мер он не предложил, горько посетовав в той же речи: "Вряд ли получится ограничить бомбардировки законами — технологии развиваются слишком быстро, и в любом случае все конвенции быстро развалятся во время войны".

Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Стэнли Болдуин трижды занимал пост премьер-министра Великобритании

о, о чем Болдуин говорил в парламенте, началось менее чем через пять лет: 26 апреля 1937 года во время гражданской войны в Испании самолеты германского "Легиона Кондор" разрушили город Гернику. Под бомбами и в результате пожаров погибли несколько десятков человек.
Этот налет стал предвестником катастрофических бомбардировок Второй мировой войны — Варшавы, Роттердама, Ковентри, Лондона, Хельсинки, Сталинграда, Дрездена, Кенигсберга, Токио, Хиросимы и Нагасаки. Общее число жертв этих налетов идет уже на сотни тысяч.
Чудо-оружие
Речь Болдуина довольно точно отражала настроения перед началом войны. С одной стороны, военные и правда всерьез опасались того, что враг может нанести удар в любой точке их страны. При этом они сами были буквально заворожены возможностями, которые открывали перед ними авиаконструкторы.
Тяжелые бомбардировщики, появившиеся еще во время Первой мировой войны, к 1930-м годам стали совершенным оружием. Технологии в авиастроении развивались столь быстро, что за несколько лет в отдельных областях военной авиации сменялось целое поколение, оставляя позади другие области.
К середине 1930-х годов, например, тяжелый бомбардировщик мог летать на большой скорости, на высоте в несколько километров, там, где его было почти невозможно перехватить истребителем или сбить при помощи зенитного оружия.
Нет ничего удивительного в том, что эти впечатляющие технологии вдохновили военных на создание новых доктрин и концепций. Самой известной, пожалуй, является доктрина применения стратегической авиации, разработанная итальянским военным теоретиком Джулио Дуэ. В 1921 году он выпустил книгу под названием "Господство в воздухе". В этом революционном труде итальянский военный теоретик рассматривал самые разные аспекты будущих войн в свете появления нового вида вооружений — авиации.
Концепция бомбардировок крупных городов с целью оказать деморализующее влияние на противника занимала лишь некоторую часть его теории, но запомнился Дуэ именно этим — он впервые заговорил о мирных жителях как о возможных объектах целенаправленной атаки военных самолетов.
В той или иной форме идеи итальянского генерала были восприняты во многих странах, а его доктрина переведена на многие языки (советский "Воениздат" опубликовал ее в 1936 году).
В США эти идеи разделяла группа высокопоставленных военных, которых прозвали "Бомбардировочная мафия" (bomber mafia). Энтузиасты развития военной авиации и реформы вооруженных сил, члены "мафии" оказали серьезное влияние на строительство американской армии.
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Переделывать авиалайнер в бомбардировщик было не лучшей идеей, но выхода у Германии не было
Они также считали, что бомбардировщик может оказать решительное влияние на исход войны. Правда, они полагали, что бомбить необходимо не густонаселенные города, а уничтожать объекты промышленности и другие стратегические цели, подрывая экономический потенциал противника.
В конце концов, именно влияние "мафии" определило американскую программу строительства тяжелых бомбардировщиков накануне войны. Среди участников этой группы был Карл Спаатц — будущий командующий 8-й воздушной армией, которая в основном занималась бомбардировками в Европе, а в 1944 году возглавивший стратегические воздушные силы США на континенте.
Единомышленники Дуэ были и в Германии. Прежде всего — видный деятель германской военной авиации, первый начальник генерального штаба Люфтваффе Вальтер Вефер. Он возглавлял штаб с февраля 1935 года до гибели в авиакатастрофе в июне 1936. Совсем немного времени даже по меркам тех лет, когда за несколько лет полностью менялся облик авиации.
Вефер также разделял идею стратегических бомбардировок объектов промышленности и прочих ключевых точек, критически важных для обороны страны. Именно по его инициативе германские фирмы Junkers и Dornier стали разрабатывать дальние тяжелые бомбардировщики. Цель этой программы, запущенной в самом начале 1930-х годов, и практически свернутой после его смерти, легко угадать по ее названию — Ural bomber.
Гонка вооружений
О существовании в СССР видных апологетов стратегических бомбардировок известно довольно мало, но едва ли они были нужны — советское командование и без них проявляло живой интерес к тяжелым машинам, а авиаконструктор Андрей Туполев и его коллеги — Сергей Ильюшин, Владимир Ермолаев и другие — этот интерес воплощали в жизнь.
В результате в 1932 году у СССР было нечто более убедительное, чем теоретические разработки — в том году началось серийное производство настоящих тяжелых бомбардировщиков Тб-3. С гофрированной обшивкой, неубирающимися стойками шасси, со слабым вооружением уже к середине 1930-х годов эти гиганты выглядели настоящим анахронизмом, но все-таки это были тяжелые, дальние, а главное — многочисленные машины.
Несколько советских Тб-3 в 1934 году совершили пропагандистское турне по европейским столицам, посетив Вену, Париж, Варшаву, Прагу, Рим. Эта наглядная демонстрация еще больше подхлестнула европейских политиков в стремлении обзавестись собственным воздушным флотом тяжелых бомбардировщиков — ведь у одного из будущих вероятных участников войны они уже были.
И неважно, что уже на тот момент Тб-3 безнадежно устарел, и впоследствии во время Второй мировой войны серьезной роли уже не играл. Конвейер был запущен. С 1930 года в СССР создавался новый, вполне современный бомбардировщик Тб-7. Он поднимался на высоту девять километров, был отлично вооружен и поднимал несколько тонн бомб (при полетах на небольшое расстояние — до пяти тонн).
Правда, СССР в результате не хватило ни времени, ни сил. Советская авиационная промышленность так и не смогла довести бомбардировочный флот до приемлемого состояния, а с началом войны Советскому Союзу стало уже не до дорогих стратегических бомбардировщиков — хватало бы сил на штурмовики для фронта. Всего было построено около 90 Тб-7 (впоследствии названных Пе-8) — крайне мало по сравнению с флотами западных союзников.
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Short Stirling был довольно неудачным бомбардировщиком, но именно он стал основной ударной силой Королевских ВВС во время налетов на Германию в первые месяцы войны
В Великобритании техническое задание B.12/36 на тяжелый четырехмоторный бомбардировщик министерство авиации выпустило в 1936 году, а созданный в его рамках самолет Short Stirling был готов к 1940-му. В рамках второго техзадания (P.13/36) должны были быть построены двухмоторные машины, но в результате различных доработок и директив министерства получились еще два полноценных тяжелых бомбардировщика, ставших впоследствии ядром Бомбардировочного командования — Avro Lancaster и Handley Page Halifax. Долго запрягавшая Великобритания в результате поехала с большой скоростью — "Стирлингов" было построено более 2 тысяч единиц, "Ланкастеров" — более 7 тысяч, "Галифаксов" — более 6 тысяч машин.
США приступили к разработке своей легендарной "Летающей крепости" также перед самой войной в 1934 году. Скорости разработки самолетов в то время были настолько велики, что первый прототип поднялся в воздух уже в 1935 году. В марте 1939 года американская армия объявила тендер на второй тяжелый бомбардировщик, будущий B-24 Liberator, а первый полет его прототип совершил уже в декабре того же года.
Свои программы были и у Италии (Piaggio P.108) и Франции (Bloch MB.162), но, как и в случае с СССР, создать надежную современную машину и успеть построить ее больших количествах там так и не удалось.
История стратегической бомбардировочной авиации Германии сложилась самым странным образом — уже имея в 1937 году два летающих прототипа тяжелых бомбардировщиков Ju-89 и Do-19, последователь Вальтера Вефера на посту главы генштаба Люфтваффе Альберт Кессельринг потерял интерес к программе тяжелых бомбардировщиков.
В конечном счете это привело к тому, что Германия начала Вторую мировую с довольно удачными, но все-таки менее боеспособными двухмоторными He-111. Люфтваффе не спасла программа срочной перестройки пассажирского авиалайнера FW-200 в бомбардировщик — пассажирские самолеты редко оказывались хорошими боевыми машинами, и он не стал исключением. Впоследствии Германия попыталась наверстать упущенное, но из-за ошибок в техзадании созданный четырехмоторный бомбардировщик He-177 (довольно причудливой схемы с двумя двойными двигателями) так и не получилось довести до ума до конца войны.
Разумеется, дело было не только в личных пристрастиях Кессельринга, эти настроения разделяли многие в командовании Люфтваффе. Как бы то ни было, к началу Битвы за Британию Германия подошла без тяжелого многомоторного бомбардировщика, а Британия к началу бомбардировок германских городов, наоборот, имела в распоряжении тяжелые машины.
Буква закона
Стэнли Болдуин произносил свою речь о страхе перед будущей войной за несколько лет до начала этой сумасшедшей гонки вооружений. При этом нельзя сказать, что в мире никто не понимал той опасности, о которой говорил британский политик.
Более того, мировое сообщество обладало на тот момент определенным набором юридических документов, который регулировал применение бомбардировочной авиации вовремя войны. Прежде всего, речь идет о Гаагской конвенции 1907 года, три статьи которой вполне могли быть применены к новым условиям войны:
Статья 25. Нападение или бомбардировка [в 1907 году имелся в виду скорее артиллерийский обстрел — Би-би-си] любыми способами незащищенных городов, деревень, жилищ или зданий, запрещено.
Статья 26. Командир атакующей стороны обязан перед началом бомбардировки, исключая случаи открытой атаки, сделать все, что в его силах, чтобы предупредить власти [неприятельского города — Би-би-си].
Статья 27. В случае осады или бомбардировки должны быть предприняты все необходимые шаги, чтобы избежать, насколько возможно, ударов по храмам, зданиям, служащим целям науки, искусств и благотворительности, историческим памятникам, госпиталям и местам, где находятся больные и раненые, при условии, что эти здания и места не служат одновременно военным целям.
В июне 1938 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен утвердил для созданного в 1936 году Бомбардировочного командования Королевских военно-воздушных сил правила, которых следовало придерживаться при планировании стратегических бомбардировок. В них, в частности, говорилось, что "бомбардировка гражданских лиц как таковых, равно как и преднамеренное нападение на гражданское население является нарушением международного законодательства".
В первый день войны 1 сентября 1939 года президент нейтральной на тот момент страны США Франклин Рузвельт обратился к главам всех участников новой войны (Великоборитании, Франции, Германии и Польши) с призывом "ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не предпринимать бомбардировки с воздуха гражданского населения или неукрепленных городов, с пониманием того, что эти правила ведения войны будут неукоснительно соблюдаться всеми их противниками".
Эти благие намерения, отраженные в форме призывов, деклараций, даже приказов и правил исходили от политиков, которые в конечном счете держали ответ перед своим народом. Вряд ли кому-то хотелось бы предстать в образе сторонника преднамеренного убийства мирных жителей. Однако воплотить в жизнь эти намерения было непросто, если не сказать невозможно.
С началом войны карточный домик, сложенный из деклараций и призывов, рухнул в одночасье.
Цель размером с город
Было два обстоятельства, которые перечеркивали все декларации, правила и законы.
Во-первых, запрет преднамеренной бомбардировки незащищенных городов, в которых отсутствовали военные цели, отменял тот факт, что практически в любом большом городе существовали такие цели — оборонные предприятия, казармы и воинские части. Кроме того, наличие зенитной артиллерии любого калибра автоматически переводило город из разряда незащищенного в защищенный, который становился легитимной целью для авиации.
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Бомбардировка Варшавы стала первым налетом на крупный город во Второй мировой войне
Во-вторых, бомбардировщики того времени просто не могли наносить удары по целям, которые размером были меньше, чем город. Статья 27 Гаагской конвенции, запрещавшая наносить удары по отдельным зданиям, была просто невыполнима.
Уже после того как Бомбардировочное командование Королевских ВВС приступило к бомбардировкам целей в Германии, выяснилось, что лишь один из пяти бомбардировщиков смог попасть бомбами в район цели в пределах восьми километров от нее.
Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года. 8 сентября начался штурм польской столицы. Город держал оборону до 28 сентября, когда был подписан акт о его сдаче.
К тому моменту Люфтваффе совершило множество налетов на Варшаву. Первые удары начались еще 8 сентября, но наиболее известна бомбардировка, которая произошла 25 сентября. В этой первой масштабной воздушной войне против большого европейского города проявилось всё несовершенство законов, которые были призваны защитить мирных жителей.
До сих пор не утихают споры о том, являлась ли осажденная Варшава, на окраинах которой шли тяжелые бои, легитимной военной целью. Точное число погибших мирных жителей также не установлено — город находился в осаде, его активно обстреливала артиллерия. Счет жертв идет на десятки тысяч. Город имел довольно слабую противовоздушную оборону, а его население еще не привыкло к тому, что бомбардировка представляет собой смертельную опасность для всех. Корреспондент Times, находившийся в Варшаве, писал, что во время первого налета, услышав сирену, люди буквально высыпали на улицу, чтобы посмотреть на самолеты в небе.
Именно после бомбардировки Варшавы Рузвельт распространил обращение к главам государств-участниц войны с призывом не бомбить мирных жителей.
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Роттердам был разрушен Люфтваффе во время германского штурма
В то время Германия старалась, по крайней мере на словах, соблюдать правила ведения воздушной войны. Следующей жертвой Люфтваффе стал голландский город Роттердам.
Вторжение в Голландию началось 10 мая 1940 года, и в тот же день германский воздушный десант сумел закрепиться на позициях в районе Роттердама. Однако даже после того, как к городу подошли подкрепления, захватить его оказалось непросто. 13 мая командующий германскими войсками генерал Ханс Шмидт выдвинул ультиматум, в котором предупредил, что на следующий день город будет разрушен с воздуха.
Командующий голландскими силами, оборонявшими город, полковник Питер Вильхельмюс Схарро медлил с ответом, но в конце концов — 14 мая — принял ультиматум. Однако к тому моменту бомбардировщики Люфтваффе уже вылетели на задание. Остановить их не получилось (о причинах до сих пор спорят историки), центр города, в основном, жилые кварталы, был сильно разрушен, а под бомбами погибли, по самым приблизительным подсчетам, около тысячи человек.
Роттердам был взят, а угроза дальнейших бомбардировок принудила голландское правительство к капитуляции.
Бомбардировка Варшавы, как и Роттердама, отличалась от разрушительных рейдов против больших германских городов в последующие годы войны. Варшава и Роттердам находились практически на линии фронта, и воздушные налеты привели к их сдаче. Спустя два года, 23 августа 1942 года Люфтваффе точно так же перед началом решительного штурма разрушит советский город Сталинград.
Цепная реакция
Великобритания объявила войну Германии 3 сентября 1939 года. Первые месяцы боевые действия протекали вяло: стороны ограничивались редкими воздушными ударами по военно-морским целям, стараясь не провоцировать друг друга на серьезные налеты. С началом активных боевых действий между французскими и германскими войсками в начале мая 1940 года активность бомбардировщиков усилилась, но больших разрушительных налетов на крупные города ни одна из сторон не предпринимала.
После бомбардировки Роттердама события стали развиваться все быстрее и быстрее. Голландский город подвергся разрушению 14 мая. На следующий день Королевским ВВС было дано разрешение на бомбардировку Рура — индустриального центра Германии. Однако и это не было еще началом масштабной кампании, о которой предупреждал Стэнли Болдуин.
Первый ночной налет состоялся в ночь с 15 на 16 мая. В дальнейшем, после нескольких крайне неудачных дневных налетов, британская авиация переключилась на ночные — слабое вооружение британских бомбардировщиков было их ахиллесовой пятой, и чтобы избежать атак истребителей, им пришлось перейти на ночные налеты. В первой половине июня 1940 года Люфтваффе также начало налеты на британские промышленные районы.
В британском военном и политическом истеблишменте не утихали споры между сторонниками более жесткой стратегии бомбардировок и теми, кто считал удары по городам неприемлемыми. В начале мая премьер-министром Великобритании стал Уинстон Черчилль, убежденный сторонник воздушной войны с Германией. По его мнению, единственным, что могло остановить Гитлера, были "абсолютно разрушительные, опустошительные удары очень тяжелых бомбардировщиков с нашей территории по землям нацистов".
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Город Ковентри самолеты Люфтваффе бомбили десятки раз
Летом 1940 года британцам было что останавливать — началась Битва за Британию. Силы Люфтваффе развернули широкомасштабную операцию по завоеванию господства в воздухе, чтобы подготовить будущее вторжение на Британские острова. Как говорилось в директиве Гитлера о подготовке вторжения от 16 июля 1940 года, "английские воздушные силы должны быть разгромлены морально и физически, чтобы они не смогли нанести сколь-нибудь существенного удара в момент высадки немецких войск." Кроме того, бомбовые удары Люфтваффе должны были снизить экономический потенциал Британии и нарушить коммуникации.
Перелом наступил 24 августа 1940 года. В этот день германские бомбардировщики сбросили бомбы на центр Лондона. Считается, что это стало следствием ошибки — они целились в доки, но промахнулись (что было довольно частым явлением). На следующий день Королевские ВВС направили более 70 бомбардировщиков на Берлин. Как предсказывал Стэнли Болдуин, противники отвечали друг другу ударом на удар, всё более мощно и жестоко.
Битва за Британию, продолжавшаяся всего несколько месяцев — с 9 июля по 30 октября 1940 года — закончилась поражением Германии. Отчасти оно было предрешено ошибкой Альберта Кессельринга, приоритетом которого были тактические самолеты и истребители, а не дальние бомбардировщики. Другой причиной была общая неорганизованность Люфтваффе, в котором так и не смогли разработать эффективную стратегию против британских ВВС. В конце концов, британское авиационное командование смогло организовать оборону и нейтрализовать удары Люфтваффе.
В результате налетов германских самолетов сильно пострадали многие города — Ливерпуль, Брэдфорд, Бирмингем. Однако самыми известными стали налеты на Лондон и Ковентри. Как и британская столица, этот промышленный город подвергался десяткам налетов, начиная с 15 ноября 1940 года и заканчивая серединой 1942 года. В результате город оказался в руинах, погибли более 1 200 жителей.
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Разрушения в результате бомбардировок в самом центре Лондона
Для Люфтваффе Битва за Британию обернулась потерями опытных пилотов. Они были потеряны, даже если не гибли в бою. Выпрыгнув из сбитого самолета, немецкие летчики оказывались в плену, британские — на своей земле.
Кроме того, руины Лондона, Ковентри и других британских городов окончательно похоронили рефлексию британцев по поводу легитимности налетов на германские города. Однако до целенаправленного уничтожения гражданского населения Германии еще было далеко.
"Сломить дух населения"
После Битвы за Британию интенсивность налетов на британские города сильно упала, но не прекратилась. Британские ВВС, наоборот, усилили бомбардировки.
При этом споры вокруг стратегии продолжались. Стоит ли наращивать интенсивность налетов, нужно ли переключаться со стратегических целей на города, надо ли вкладывать средства в авиацию, вместо того, чтобы направить их на создание сухопутной армии или сильного флота? Это были насущные вопросы — Британия была вынуждена вести трудную кампанию на африканском театре, воевать в юго-восточной Азии, помогать СССР, находясь при этом в морской блокаде.
В правительстве и парламенте готовились различные доклады, в которых рассматривались все аспекты будущей стратегии. Именно в этой дискуссии были обнародованы данные об эффективности бомбардировочных рейдов против небольших целей, таких как завод или военная база. Вывод был неутешительным — такие налеты были минимально эффективны.
В немалой степени изменить отношение к налетам против мирного населения помогли действия Люфтваффе в СССР. Хотя германская авиация и не предпринимала разрушительных рейдов с одновременным участием сотен самолетов (бомбардировка Сталинграда в августе 1942 года была еще впереди), но германские самолеты бомбили советские города, и этот аргумент упоминался в спорах.
В результате дебатов в руководстве Британии пришли к выводу о том, что бомбить цель размером меньше города не имеет смысла, и, следовательно, целиться надо по городам. 14 февраля 1942 года Бомбардировочным командованием была выпущена генеральная директива S.46368/D.C.A.S., где целью авиаударов объявлялся "дух вражеского гражданского населения". Именно его отныне намеревались сломить британские бомбардировщики.
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

"Летающие крепости" 8-й воздушной армии ВВС США во время дневного рейда — бомбить часто приходилось сквозь облака, наводясь по радару

Спустя неделю после выпуска директивы Бомбардировочное командование возглавил сэр Артур Харрис, человек, как никто другой подходивший для этой роли. Харрис свято верил в то, что бомбардировщики могут стать решающей силой в войне против Германии. Он изменил тактику налетов, концентрируя силы на одной цели — при Харрисе Королевские ВВС стали устраивать "рейды тысячи бомбардировщиков" на такие города как Кёльн или Гамбург. Стратегия получила название "бомбардировка по площадям".
Результаты этих бомбардировок убедили Харриса, что сосредоточенная кампания против Берлина может сделать запланированное вторжение в Европу ненужным. В декабре 1943 года он заявил, что бомбардировочная кампания может привести к краху Германии к апрелю 1944 года.
Летом 1942 года военно-воздушные силы США присоединились к стратегической бомбардировке Германии. В отличие от британцев, предпочитавших ночные рейды, американцы, чьи "Летающие крепости" и "Либерейторы" были намного лучше вооружены, совершали налеты днем. Однако летавшие без прикрытия бомбардировщики оказались легкой добычей для немецких истребителей и артиллерии ПВО. Тяжелые потери убедили американцев, что им нужны дальние истребители для защиты своих самолетов. Только к весне 1944 года с появлением истребителей сопровождения ВВС США добились превосходства в воздухе.
После высадки в Нормандии Королевские ВВС и ВВС США дали германским городам небольшую передышку — самолеты были заняты решением насущных задач, поддержкой войск, ударами по коммуникациям и прочим оперативно-тактическим целям. Но уже в конце осени налеты на города возобновились с новой силой. В октябре и ноябре 1944 года британские самолеты сбросили более 60% бомб на немецкие города. К тому времени большинство промышленных центров Германии лежало в руинах.
Как Вторая мировая стала войной бомб против городов

Avro Lancaster 617-й эскадрильи, наносившей точечные удары по избранным целям
Однако Третий рейх не сдавался. Война шла на земле, она продолжалась и в воздухе. В июне 1944 года у немцев появились крылатые ракеты "Фау-1", которыми они стали обстреливать британские города, прежде всего Лондон. С июня по сентябрь 1944 года были запущены около 10 тысяч "Фау-1", из которых примерно 3 тысячи долетели до Англии. Около 6 тысяч человек погибли в результате взрывов этих ракет, были полностью разрушены около 20 тысяч домов.
В Британии для борьбы с пусковыми установками "Фау" привлекли 617-ю эскадрилью Королевских ВВС, знаменитых "Дамбастеров". Эта эскадрилья была сформирована в марте 1943 года специально для точечной спецоперации в Руре — 17 мая "Ланкастеры" со специально созданными для этого налета бомбами разрушили плотины на реках Мёне и Эдер, затопив значительные площади в области и лишив водоснабжения несколько оборонных заводов.
К концу войны у союзников стали буквально заканчиваться цели. В списки потенциальных объектов удара зачастую попадали города, не имевшие никакого военного значения. Часто их выбирали просто потому, что к ним было удобно проложить маршрут. Таким городом стал Дрезден — столица Саксонии.
13 и 14 февраля 1945 года в ходе двух последовательных рейдов британских ВВС и одного рейда ВВС США город был практически уничтожен. Бомбардировщики высыпали на него фугасные и зажигательные бомбы, и в результате возникшего огненного смерча погибли более 25 тысяч человек. В Дрездене тогда находилось много беженцев, которые спасались от наступления советских войск на востоке, людей, угнанных на работу, военнопленных.
Огромное число погибших в городе, не имевшем стратегического значения, сделало Дрезден символом всей бомбардировочной кампании союзников против Германии.
Даже Уинстон Черчилль понял, что эта кампания зашла слишком далеко. Спустя несколько недель после налета 28 марта 1945 года Черчилль написал: "Мне кажется, настал момент, когда вопрос бомбардировки германских городов с целью устрашения должен быть пересмотрен..." С премьером были согласны и военные, посчитавшие цели, которые ставились перед Бомбардировочным командованием Королевских ВВС, достигнутыми.
Безропотное терпение

Тяжелый бомбардировщик, казавшийся военным перед началом войны "чудо-оружием", оказался именно таковым. И буквально все государства, получившие в руки подобный инструмент, попытались применить его не только против военных целей, но и против гражданского населения.
Летом 1941 года советская дальняя авиация совершала налеты на Берлин, в ходе войны советские тяжелые бомбардировщики бомбили Хельсинки и Кенигсберг. Итальянцы пытались применять свои немногочисленные тяжелые бомбардировщики при налетах на Гибралтар. Японская дальняя авиация с 1937 по 1944 год бомбила города в Китае. Германия продолжала налеты и обстрелы британских городов до самых последних месяцев войны. Бомбардировки мирного населения в качестве меры устрашения или возмездия были слишком большим искушением, чтобы от него отказаться.
Воздушные рейды британских и американских ВВС в Европе против германских городов отличались лишь масштабом. Правда, это отличие было гигантским. Так смогли ли они добиться своих целей? В результате этих налетов в Германии погибли более 400 тысяч человек, большинство — с июля 1944-го по май 1945 года. При этом число жертв бомбардировки Дрездена было не самым большим. В Гамбурге в ходе налетов погибли 49 тысяч, в Берлине — 35 тысяч человек.
Эти бомбардировки, без сомнения, внушали страх мирным жителям, но в Германии за время войны не вспыхнуло ни одного восстания — в тоталитарном государстве в условиях тотальной войны население безропотно терпело налеты самолетов противника. Но дело не только в государственном устройстве — в Лондоне в результате налетов Люфтваффе погибли более 43 тысяч человек, и там тоже не было ни беспорядков, ни восстаний, ни требований прекратить войну. Правда, отсутствие беспорядков и бунтов — не самый яркий показатель состояния, в котором находились жители разбомбленных городов. Однако подробных исследований этого было сделано мало, а однозначных выводов — еще меньше.
Экономический ущерб от налетов вычислить тоже довольно трудно. Сразу после войны в сентябре 1945 года в США вышел масштабный документ "Исследование стратегических бомбардировок Соединенных Штатов" (United States Strategic Bombing Survey), в котором подробно изучались последствия бомбардировок на европейском и азиатском театрах (отдельно — результаты атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки). Согласно этому исследованию, в Европе союзники к 1944 году смогли серьезно нарушить производство стратегического сырья — топлива, горюче-смазочных материалов, взрывчатых веществ. Однако им не удалось добиться значительного снижения производства самолетов и бронетехники.
"Мы подняли наше производство вооружений до рекордного уровня — от среднегодового индекса 98 за 1941 год до 322 в июне 1944 года. При этом занятая рабочая сила возросла всего лишь примерно на 30%. Удалось наполовину сократить расход живого труда на единицу продукции", — писал в мемуарах рейхсминистр вооружений Германии Альберт Шпеер.
Другими словами, бомбить гражданское население, чтобы оно стало хуже работать, тоже было не очень эффективно. Это не удалось сделать Германии во время налетов на британские заводы, это не очень удалось сделать и британцам во время бомбардировок германских промышленных центров.
Впрочем, силы, которые были брошены против Германии, были настолько велики, что в конце концов германская экономика стала давать трещины.