Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Для одних в Татарстане обязательное изучение татарского в школах — обуза, для других — инструмент сохранения языка и символ самостоятельности республики
"Мои родители считали, что красивая русская речь, умение выступать на хорошем русском языке гораздо важнее знания татарского", — говорит совладелец небольшой IT-компании Олег Халилов. Его мать и отец — татары, но никакого пиетета к национальному наследию они не испытывали. И даже детей назвали русскими именами.

----------------------<cut>----------------------

Дома отец и мать не разговаривали с Олегом на родном языке, хотя между собой общались по-татарски. Насколько помнит Олег, в школе уроков татарского у него тоже не было (он закончил учебу в 1994-м году). Так он и вырос, не зная родного языка.
Но из-за этого совсем не переживает. "Если честно, это почти не важно. Потому что для IT-специалистов самое главное сделать правильный продукт, настроить его, чтобы он работал, не глючил, не ломался", — говорит Олег. Среди приоритетов в образовании дочери на первое место он ставит знание английского языка, на второе — психологии. "Чтобы ребенок реализовал свой врожденный потенциал, потребность в знании татарского — ноль", — считает Халилов.
У дочери Олега, четвероклассницы Полины, в неделю татарского языка и чтения — шесть уроков, а русского языка и чтения — пять.
На одном из недавних уроков дети играли с учителем в интерактивную игру. На экране проектора появлялись татарские слова, а дети угадывали их значение с помощью приложения на своих телефонах. Полина заняла в игре 5-е место. В награду за это преподаватель нарисовал ей в дневнике вместо оценки смайлик.

Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

В семье Халиловых мнения о необходимости изучения татарского разошлись. Глава семьи Олег и его дочь Полина обязательные уроки не одобряют. Мама, Ксения, с оговорками поддерживает
Этот веселый, молодой учитель очень запомнился Полине. Проблема только в том, что больше он не вел у ее класса занятия. Это был преподаватель на замену. Обычные уроки у девочки восторга не вызывают. Она считает, что татарский язык в школе изучать не нужно, потому что у него нет применения в реальной жизни, и жалуется, что на занятиях по татарскому языку звучит больше русской речи, чем татарской.
При этом Олег не желает, чтобы уроки татарского замещали уроками русского, и вообще считает, что модернизация нужна всей системе образования: занятия должны быть более интерактивными, а детям стоит больше времени проводить не в классах, а на свежем воздухе.
Жена Олега и мама Полины — Ксения — этническая русская. Она, хоть и с некоторыми оговорками, поддерживает обязательное изучение татарского. Она выросла в русской семье, в старшей школе ей уже преподавали татарский на обязательной основе. Но в начале 90-х власти еще не успели разработать технологию обучения для русскоязычных детей. Поэтому их, подростков, учили по методикам для татарской младшей школы. "Три года изучения татарского языка — это бесконечный гогот в классе, это абсолютно одни и те же учебники каждый год, абсолютно одни и те же диалоги. Менялись только преподаватели", — вспоминает Ксения. Из-за этого, по ее словам, "успехи были паршивые".
Несмотря на этот печальный опыт, в отличие от мужа, Ксения одобряет обязательное изучение татарского. Этот язык вовсе не бесполезен для человека, который делает карьеру в Татарстане, считает она. По ее словам, знание татарского в республике может помочь и в ведении бизнеса, и при работе в государственных органах (сама она работает директором по маркетингу в IT-компании).
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

И русскоязычные и татароязычные активисты соглашаются, что с методикой преподавания родного языка в Татарстане есть проблемы
Но больше Ксению волнуют отношения ее дочери с дедушкой и бабушкой со стороны отца. Родители Олега, хоть и не учили сына татарскому, сами его не забыли. Поэтому Ксения жалуется, что ее дочь "не может так тепло поблагодарить бабушку и дедушку, как она могла бы сделать это на их родном языке".
"Я вижу, что для родителей, для пожилых людей это важно. Им было бы приятнее, если бы она по-татарски сказала что-то за столом, нежели блеснула английским, которого они не знают. Тут речь не идет о будущем ребенка и его перспективах. Это приятно исключительно душевно здесь и сейчас за столом во время семейного общения", — эмоционально объясняет она.
Пока же об общении дочери с дедушкой и бабушкой на их родном языке Ксения говорит лишь в сослагательном наклонении. "Проблема одна: дети долбят правила грамматики. А сохранение культуры, наследия, традиций построено на разговорной речи. Бабушки и дедушки в деревнях — да они не знают эту грамматику, они просто разговаривают!" — возмущается Ксения. По ее словам, преподавание татарского в школе не достигает главной цели — включения детей в татарскую языковую среду.
В 9-м классе ее дочери предстоит сдавать республиканский экзамен по татарскому языку. По словам родителей в Татарстане, с которыми побеседовал корреспондент Русской службы Би-би-си, многие дети подходят к экзамену объективно не подготовленными. В школах это понимают и либо подсказывают ответы, либо закрывают глаза на то, что дети "заболевают" на время экзамена. Некоторые татары даже переводят детей в группы для русскоязычных, у которых экзаменационные задания легче.
Язык политики
В XIX веке на территории современного Татарстана образование можно было получить двумя способами: в религиозных школах и колледжах — мектебах и медресе или в государственной школе или гимназии. В религиозных школах преподавание велось на арабском, а в государственных на русском. Ни там, ни там татарский не изучался.
Первым образовательным институтом, где начали учить татарскому, стали так называемые "новометодные" школы, появившиеся в конце XIX века.
Октябрьская революция оказала неоднозначное влияние на татарский язык. С одной стороны, начался и процесс обрусения и ассимиляции татар. Если до войны национальное образование было востребовано у советских татар, то после нее татарские школы начали закрываться. К концу 80-х на всю Казань осталась одна национальная школа.
Кроме того, за первые 20 лет советской власти татарский язык пережил две смены письменности. Сначала от арабской вязи отказались в пользу латиницы, а затем латиницу сменила кириллица. Это сделало недоступным для молодых советских татар корпус текстов, написанных арабской графикой.
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

В ранний советский период татарский язык пережил две смены графики. Сначала арабскую вязь заменили латиницей, а затем латиницу — кириллицей

С другой стороны, советская власть закрепила за национальными меньшинствами право на получение образования на родном языке и перевела национальные школы в разряд государственных. А те татары, которые учились в русскоязычных школах, посещали уроки родного языка.
Впрочем, режиссер и администратор сообщества "Татароязычные родители" Айназ Мухаметзянов, который окончил советскую школу, вспоминает об этих уроках со скепсисом: "Это были как раз те самые факультативные уроки, на которые шли татары. Соответственно, не-татары уходили пораньше. А татарские дети старались убегать, не ходить. Самое интересное, что преподавателем татарского языка был башкир по национальности, который сам плохо знал татарский язык".
После распада СССР ситуация резко поменялась, и татарское образование пережило короткий, но яркий период ренессанса. В 1992 году была принята Конституция Татарстана. Документ закрепил за татарским языком статус государственного наравне с русским. В том же году вышел республиканский закон о языках. Он сделал изучение татарского языка в общеобразовательных школах обязательным и для татар, и для русских, и для представителей других национальностей, проживающих в республике. В законе оговаривалось, что русский и татарский языки изучаются в равных объемах. В Татарстан начало возвращаться преподавание на национальном языке, стали снова открываться татарские школы. Татарский язык стал одним из главных символов особого статуса республики.
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Чулпан Хамидова училась в татарской школе и хочет, чтобы у двух ее дочерей (на фото — Ясмин) тоже была такая возможность

Мой язык — моё знамя
Еще один администратор сообщества "Татароязычные родители" Чулпан Хамидова настаивает: вопрос о преподавании языка неотделим от вопроса о государственном устройстве Российской Федерации. Если отдельная республика, входящая в федерацию, легитимно установила, что на ее территории государственными считаются два языка, то это снимает всякие сомнения в том, должны ли жители их изучать. "Мне не нужен стопроцентный суверенитет в виде независимого Татарстана, но при условии, что проводится нормальная, адекватная национальная политика. То есть я хочу быть россиянином, но при этом татаркой. И чтобы мои права как татарки соблюдали. И это нормально!" — объясняет Хамидова.
В группе, которую администрируют Хамидова и Мухаметзянов, состоят почти 10 000 человек. На аватаре сообщества изображение мальчика с зашитым ртом, прижимающего к груди татарскую азбуку. Девиз группы — строчка из песни певицы TATARKA: "Минем тел — минем байрак", что переводится с татарского, как "Мой язык — мое знамя".
Борьба за татарский язык стала ярким проявлением спора о пределах самостоятельности между Москвой и Казанью. И Татарстан терпел в ней одно поражение за другим. Сначала республика безуспешно пыталась перевести татарский язык на латинскую графику. В 2002 году Госдума приняла закон, запрещающий такие действия, а Конституционный суд поддержал ее решение. А в 2009 году Москва запретила жителям национальных регионов сдавать ЕГЭ на национальных языках. Жительница Казани при поддержке властей Татарстана пыталась оспорить этот запрет, но Верховный суд не удовлетворил ее жалобу.
"Запрет на сдачу ЕГЭ, ГИА на родных языках — это сильный удар по системе национального образования", — жалуется Айназ Мухаметзянов. По его словам, ограничение сильно пошатнуло позиции татарских национальных школ: "Даже в татарских деревнях, где не живет никого, кроме татар, многие перешли на русский язык преподавания".
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Режиссер Айназ Мухаметзянов уверен, что изучение татарского не мешает школьникам успешно сдавать государственные экзамены

Дети Мухаметзянова ходят в татарскую школу в Казани, при этом старшие сын и дочь режиссера успешно справились с ЕГЭ и ГИА соответственно. Дочь сдала русский язык на "отлично", сыну, по его словам, не хватило до "пятерки" "буквально балла". Мухаметзянов особо подчеркивает, что его дети не занимались с репетиторами, а готовились к экзаменам самостоятельно.
Мухаметзянов опасается, что если татарский язык перестанут преподавать в общеобразовательных школах, вернутся "времена, когда на всю Казань была лишь одна татарская школа".
"Можно обсуждать, сколько должно быть часов татарского языка, сколько часов русского языка, достаточно или недостаточно. Но когда идет вот эта истерия: "принудительно, насильно, ненужный язык", это ведет к тому, что не только в школе, но и в целом в обществе возникает межнациональная напряженность", — уверен Мухаметзянов.
"Смотрят с каким-то презрением"
Русскоязычная активистка Екатерина Беляева переехала в Казань из Иркутска в 2002-м году. В Татарстане, утверждает Беляева, она впервые столкнулась с проявлением с национализма: "Заходишь в больнице в кабинет и знаешь, что перед тобой разговаривали на русском, [а там], зная, что ты татарский не понимаешь, категорически переходят на татарский".
Сын Беляевой Алеша начал учить татарский еще в детском саду. "Он мог с соседями поздороваться, ответить, как у него дела. У нас был сосед, который знал русский язык, но ему нравилось, что Алеша общается с соседями на татарском языке. Это, действительно, приятно. В общем, это было ненавязчиво. Он знал названия животных, в принципе, наверное, в магазине мог хлеба попросить, молока", — рассказывает Беляева.
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Активистка Екатерина Беляева жалуется, что ее сын Алексей из-за перекоса в преподавании языков в школе вынужден дополнительно заниматься русским дома

В школе татарскому учат больше, а вот результата это не приносит — сейчас Алеша на татарском почти не разговаривает. "[Если обращаются на татарском], в основном я отвечаю вежливо на татарском, что я не понимаю. И либо люди просто обрывают разговор, либо переходят на русский. В большинстве случаев обрывают, на самом деле. И смотрят на меня с каким-то презрением, что ли", — признается он.
Беляева утверждает, что уроки татарского не только не приносят пользы, но и наносят ущерб изучению русского языка. "Если нам нужно ввести татарский, мы либо его ставим сверх нагрузки, либо мы начинаем что-то вытеснять. Вытеснить по тем планам, которые предусмотрены, можно только русский. Потому что по математике, по окружающему миру есть четко определенное количество часов. А по русскому можно плавать", — объясняет Беляева. Она вспоминает, что у сына было 5-6 часов татарского в неделю, а русским языком приходилось заниматься дополнительно дома.
А вот чем активистка категорически недовольна, так это ажиотажем вокруг проблемы языка: "Я считаю, что этот шум был лишним. Можно было просто делать это тихо. Главное, что срок этот был бы, может быть, даже короче. Мы не получили бы такого острого сопротивления, такой шумихи в татароязычной прессе, мы не получили того, что мы видели на митинге [татарских националистов в поддержку в татарского языка 14 октября]".
Другой казанский активист, Эдуард Носов, наоборот, считает, что проблему изучения татарского нужно предавать максимальной огласке: "Заниматься я этой проблемой начал, когда у меня старший ребенок пошел в школу. Это было восемь лет назад. Мне тогда казалось, что это просто какая-то ошибка, что на всех распространяется это обязательное изучение. Что нужно просто написать, и ее исправят".
Сейчас Носов смущенно смеется, вспоминая, как переживал, выходя на первый одиночный пикет к министерству образования Татарстана. С тех пор он успел написать множество обращений властям, поучаствовать не в одном круглом столе, а еще создать Комитет русскоязычных родителей Татарстана. По данным этого комитета, к середине октября заявления на выбор учебного плана без преподавания татарского языка написали почти 3000 родителей по всей республике.
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Русскоязычный активист Эдуард Носов показывает представление прокуратуры в адрес одной из школ, где констатируется преподавание татарского языка в ущерб русскому

Решение проблемы активист видит в том, чтобы родители могли сами выбирать учебный план для своих детей — с обязательным изучением татарского языка или без. Если следовать логике Носова, выходит, что прекращение обязательных уроков татарского в школах благотворно повлияет на межнациональные отношения. "Я призываю, что не было принуждения, а была добровольность. Я не понимаю… для чего нужно кого-то заставить изучать их язык? Чтобы сохранить язык свой, сами пусть изучают его, тогда и сохранят его", — говорит Носов, уверяя, что в русскоязычных семьях татарский язык, в любом случае, не будет передаваться из поколения в поколение.
Сейчас свои основные надежды активист возлагает президента России Владимира Путина, который недавно обратил внимание на проблему.
"Сейчас начнется"
В июле этого года на заседании совета по межнациональным отношениям Путин подчеркнул, что изучать национальные языки — это добровольное право. По его словам, "заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского". Путин также назвал русский язык "естественным духовным каркасом всей нашей многонациональной страны".
Спустя месяц президент поручил Генпрокуратуре и Рособрнадзору проверить, как в регионах соблюдаются права граждан на добровольное изучение родных языков и государственных языков республик. В сентябре в школах Татарстана начались прокурорские проверки, а в октябре в социальных сетях и СМИстали появляться ответы и представления прокуроров. Во всех этих документах утверждалось, что школы в Казани, Набережных Челнах, селе Высокая Гора вопреки нормам федерального законодательства обязывали учеников изучать татарский язык.
Министерство образования Татарстана все это время хранило молчание. Лишь в начале сентября на сайте ведомства появилось "Разъяснение по вопросу обучения татарскому языку". В нем говорилось, что "татарский язык как обязательный предмет подлежит изучению во всех общеобразовательных учреждениях Татарстана". "Распространяемые в социальных сетях призывы (и образцы заявлений) по отказу от изучения татарского языка противоречат действующему законодательству и вводят в заблуждение родителей учащихся", — подчеркивалось в заявлении министерства (на просьбу Русской службы Би-би-си об интервью в ведомстве не ответили).
Впрочем, учителей татарского языка это не успокоило. В конце октября они обратились с открытым письмом к Госсовету Татарстана. Авторы обращения пожаловались, что по школам ходят слухи о переводе уроков татарского языка на факультативную основу. "В случае сокращения уроков татарского языка в Татарстане, как минимум, 2800 учителей останутся без работы", — предупредили авторы обращения и потребовали сохранить обязательное преподавание языка "во имя будущего".
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Школьная тетрадь для занятий по татарскому языку
"Когда я услышала это заявление Путина, то подумала: "Сейчас начнется". Я так и знала. Горче всего осознавать, что вопрос языка сейчас выльется в национальное противостояние. В то, чего уже в Татарстане давно нет, слава богу. После 90-х годов все успокоилось, и как все мирно, дружно жили. Ну, видимо, какой-то черт, шурале [злой персонаж татарских сказок], вылезает", — говорит русскоязычная мама Екатерина Белова.
Белова на собственном примере объясняет, что межнациональное согласие для Татарстана — не пустое словосочетание. Будучи русской, она провела детство и юность бок-о-бок с татарами — в деревне и в институтском общежитии. "Когда я работала журналистом, меня даже направили на обучение толерантной журналистике. Целые курсы я проходила, чтобы в любом материале были учтены мнения всех национальностей, чтобы никого не обидеть, чтобы все было очень деликатно", — вспоминает она.
При этом сама Белова не довольна объемами преподавания татарского языка. Родители из класса, где учится ее младший сын, в сентябре написали заявление об отказе от обязательного изучения татарского. Но руководство школы их петицию отклонило. Для Беловой это был предсказуемый результат. Она считает, что максимум, которого могут добиться русскоязычные родители — это уменьшение количества уроков татарского для русскоязычных детей и их перевод на факультативную основу. По ее словам, татары "порвутся, но не дадут убрать [татарский] язык [из школы]".
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Екатерина Белова с дочерью Златой. Злата рассказывает, что в год у нее 90 часов занятий по татарскому. Но практического применения полученным знаниям она не находит
Когда появились первые результаты прокурорских проверок, проведенных по поручению Путина, о проблеме впервые за несколько месяцев высказался президент Татарстана Рустам Минниханов. Глава региона подчеркнул, что, с его точки зрения, преподавание татарского должно остаться обязательным, но выразил готовность "работать над методикой, над количеством часов".
"Как можно было сделать так, чтобы общество разделить, когда у нас никаких вопросов по межнациональным отношениям не было?!" — возмущался Минниханов.
"Зачем терроризировать директоров школ? К директорам школ так относиться нельзя. Завтра я с ними должен организовать выборы. В преддверии выборов разве можно такие вещи делать?" — объснил свое беспокойство глава республики. По его словам, "сейчас уже оппозиционные структуры пытаются быть сторонниками татарского языка, чтобы был раздрай между русскими и татарами".
При этом власти Татарстана предложили перевести на добровольную основу уроки татарского языка в 10-11 классах при условии сохранения обязательных уроков в начальной средней школе. "Безусловно, это компромисс, безусловно, мы отступаем. Но, наверное, это сегодня нужно", — сказала в интервью Радио Азатлык зампред Госсовета Татарстана Римма Ратникова.
Правда, есть в Татарстане и те, кого этот компромисс не устроит.
Бойкот Путину
На октябрьском митинге националистов в защиту обязательного преподавания татарского языка в Казани полицейский пытается прогнать митингующих с плакатами с деревянного помоста, опасаясь, что тот проломится под их весом. Активисты уходить отказываются. Один из них начинает выталкивать полицейского из толпы: "Это наша территория — что хотим, то и делаем! Вы на татарской земле живете, понимаете, вы, Россия?" Полицейский отвечает, что он тоже родился в Татарстане и всего лишь пытается обеспечить безопасность. "Ну и веди себя, как татарин! Чего ты парашу эту одел?!" — не унимается активист, указывая на форму полицейского с нашивкой цветов российского флага.
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Требование сохранить обязательное преподавание татарского в школах стало главным на митинге татарских националистов, который прошел 14 октября и собрал около 300 участников

Между тем, в резолюции митинга, который собрал около 300 участников, содержался призыв "сделать все, чтобы сохранить традиционные мир и согласие между народами Татарстана". При этом, как и их русскоязычные оппоненты, татарские активисты сетовали, что "есть силы, которые хотят посеять вражду между народами Татарстана". Но из резолюции следовало, что татарские националисты, в отличие, например, от активиста Носова считают залогом межнациональной стабильности сохранение обязательного преподавания татарского в школах республики.
Тем же вечером в Казани прошло учредительное собрание Координационного совета народов Поволжья и Урала, где, помимо татар, присутствовали представители марийского и чувашского народов. На нем татарские активисты призвали ответить на инициированные Владимиром Путиным проверки бойкотом его кандидатуры на грядущих президентских выборах.
"Во время выборов надо не выбирать ни Путина, ни "Единую Россию". Надо так и написать [в резолюции собрания]: раз Путин дал поручение об отмене национальных языков, нерусские народы России призывают не выбирать такого президента, который против нашего языка", — заявила основатель татарской партии национальной независимости Фаузия Байрамова.
Но, несмотря на громкие заявления, татарским националистам вряд ли удастся приватизировать статус защитников родного языка. В защиту изучения татарского только в последний месяц выступили и Духовное управление мусульман Татарстана, и Всемирный конгресс татар, и татарстанские писатели, и звезды татарской эстрады. Появилась даже инициативная группа "Татары за Собчак", которая призывает претендентку на пост президента заступиться за татарский язык в обмен на поддержку на выборах.
А депутат республиканского Госсовета глава республиканской телерадиокомпании "Татарстан — новый век" Ильшат Аминов в своей телепрограмме сравнил противников изучения татарского языка с "малограмотными людьми, которые не могут поднять голову от своей, простите, миски и посмотреть чуть дальше своих сиюминутных интересов".
Далеко не мертвый язык
Языку, чтобы сохраниться, нужна языковая среда, а не политическая шумиха, уверен актер татарского театра имени Тинчурина Зульфат Закиров. "Кричать с позиции "Вы не должны!", "Мы не должны!" может любой. Об этом нужно кричать, но кричать, не надрывая глотки. За этим криком должно быть что-то, что убедило народ", — говорит он.
Мы знакомимся с Закировым на спектакле "Гора влюбленных", где он по стечению обстоятельств играет популяризатора национальной культуры. Он признает, что с преподаванием татарского в школе есть проблемы. "Я сидел на уроке татарского языка и литературы в классе, где учились русскоязычные дети. Им вдалбливали эту татарскую литературу. Конечно же, у детей возникает противоречие. Тем более, это переходный возраст, то ли 7-й, то ли 8-й класс", — рассказывает Закиров.
Актер считает, что важно обратить внимание не только на школьные уроки татарского, но и на то, как язык сохраняется в молодых татарских семьях. "В семье со своим ребенком я общаюсь по-татарски. Были противоречия со стороны родственников: "Как? Зачем? Почему? Это мертвый язык!". Далеко не мертвый. Если мы внутри себя его не уничтожим, то тогда мой ребенок будет тащить его дальше", — уверен актер.
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Актер татарского театра им. Тинчурина Зульфат Закиров считает, что татарский язык должен сохраняться, в первую очередь, в татарских семьях
Айназ Мухаметзянов называет главной проблемой для татарского языка большую группу татар, которые знают язык, но не говорят на нем. По его словам, это происходит по разным причинам. Во-первых, из-за отсутствия языковой среды. Во-вторых, потому что люди стесняются своих ошибок. В-третьих, из-за того, что у некоторых татарский ассоциируется с "колхозом" и "деревенщиной". Однако, подчеркивает Мухаметзянов, есть молодое поколение татар, которое пытается снова сделать родной язык популярным, в частности, в интернете.
Один из таких людей — 31-летний блогер Ринат Галиахметов. Он ведет аккаунт в Instagram tatar_malay, где пишет преимущественно на татарском языке. У Галиахметова — больше 60 тысяч подписчиков. Блогер уверен, что обязательное изучение татарского для русскоязычных детей неэффективно.Он рассказывает, что специально расспрашивал своих русских знакомых, что они запомнили на уроках татарского. Выяснилось, что их словарный запас насчитывает от силы десяток слов.
Сам Галиахметов вырос в татарской семье, с первого по девятый класс получал образование на татарском языке. Потом родная речь на долгое время исчезла из его жизни. К 29 годам в татарском лексиконе Галиахметова осталось 30-40 слов, которые позволяли общаться в быту. "Только благодаря тому, что я веду блог, я разговариваю на хорошем татарском языке", — признается он.
Поэтому блогер считает, что популяризацией татарского должны заниматься, прежде всего, рядовые татары: "Это только от нас зависит: если мы будем разговаривать, то все будет хорошо". "Когда я прихожу в магазин, я всегда пытаюсь начать разговаривать на татарском языке с человеком. Если человек поздоровался на татарском, я начинаю у него вытягивать [татарские слова]. Я вижу, что он знает татарский, и просто мотивирую его с собой разговаривать", — говорит Галиахметов.
На фестивале "Джазовая Казань", проходившем в городе в октябре, певица Римма Шайхелова представила программу "Татарский джаз". Вокалистка исполняла на татарском языке джазовые хиты, например, What a wonderful world.
Идеей перевести с английского на татарский джазовые композиции Шайхелова загорелась еще несколько лет назад.
Подходящую переводчицу — Альфию Шайдуллину — она нашла только с четвертой попытки. "Когда я сказала, что я хочу переводить джаз, некоторые вообще крутили пальцем у виска — с ума сошла?", — признается певица. Самой сложной задачей, по ее словам, было ритмически уложить татарский текст в рамки оригинальной мелодии.
Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

Певица Римма Шайхелова исполняет джазовые хиты на татарском языке
Первый раз Шайхелова обкатывала программу в джаз-клубе "Старый рояль". "Сначала тишина, потом слышно, как кладутся вилки на тарелки, люди тянутся за телефонами и начинают снимать", — вспоминает она. В поисках площадки, где татарский джаз могла бы услышать более широкая публика, она обратилась в министерство культуры Татарстана. Там предложили выступить на джазовом фестивале в казанской филармонии. Шайхелова говорит, что после концерта зрители благодарили ее со словами: "Продолжайте, только не останавливайтесь!"