«Вежливые люди» со всем этим работают

Два года назад в газете ВЗГЛЯД был представлен обзор преимуществ и недостатков перспективного комплекта боевой экипировки «Ратник», подготовленный по результатам практических испытаний российскими десантниками и мотострелками.

Обзор был вполне объективным, и его публикация в издании федерального уровня оставляла надежду на то, что выявленные недоработки будут учтены и исправлены.
Некоторое время назад в беседах с товарищами, в силу служебных обязанностей имеющими определенную специфическую практику, помимо всего прочего всплыла тема «Ратника». Обнаружилось то, о чем я вкратце упомянул в своей предыдущей колонке: комплект, при всей своей широкой разрекламированности, к сожалению, по-прежнему сырой, недоделанный.

----------------------<cut>----------------------

В откликах на ту публикацию многие читатели искренне недоумевали: что же там не так с «Ратником»?

Такая реакция понятна. За прошедшие два года никаких других более-менее объективных обзоров комплекта в центральных СМИ не обнаруживается, а «вежливые люди» в новой экипировке выглядят красиво и грозно. Кто-то даже упрекал меня в непонимании процесса – мол, с новым всегда так бывает, ничего страшного, обкатают и со временем доведут до ума.

Что я хочу сказать по этому поводу...

Во-первых, сначала все-таки следует обкатывать, доводить до ума и только потом уже с чувством по-настоящему выполненного долга пиарить.

Во-вторых, внедрять новое, получать отзывы, вносить коррективы – это действительно нормальная практика, но по факту получается, что выявленные ещё два года назад недоработки до сих пор не исправлены.

«Вежливые люди» со всем этим работают

Более того, есть и другие проблемы, не упомянутые в том самом обзоре. А «вежливые люди» со всем этим работают. Матерятся, но работают – вариантов-то особо нет.

Постараюсь суммировать эти отклики и максимально близко к тексту, насколько позволяют цензурные ограничения, последовательно изложить их.
Начнем с формы.

При хорошем качестве утепляющих элементов одежды («слои работают, зимой комфортно») она страдает вроде бы незначительными, но тем не менее неприятными недочетами.

Например, металлические молнии выполнены таким чудесным образом, что рвут ткань, и их приходится доводить до ума плоскогубцами.

А вот липучек для нашивок намного больше, чем требуется на практике, – «производитель сказал: «ну отдерите, если не нравится». Да, это мелочи, но почему все-таки сразу не сделать так, как нужно и удобно бойцу?

Плюс к этому, «если б было больше расцветок под различные климатические пояса, это была бы вообще правильная тема».

Выдаваемые по заявленным размерам мембранные костюмы для защиты от дождя, которые, по идее, надеваются поверх всего, что есть на бойце, включая бронежилет и «разгруз», садятся, «как на модель, в облипку», сковывая движения, – «чтобы надеть, вообще непонятно, какой огромный размер надо взять, а крупному мужику и подавно».

Сама разгрузочная система недоработана, приходится перешивать. Ничего не поменялось и с рюкзаками.

Малый штурмовой рюкзак на десять литров упорно снабжается защитными бронепластинами, которые бойцы с неменьшим упорством вытаскивают, отчего он теряет форму, превращаясь в мешок, а большой рейдовый рюкзак на 50 литров продолжает оставаться неудобным и недолговечным. Эпитет к первому – не прошел цензуру, пожелание ко второму – «выкинуть».

Спальные мешки остаются громоздкими и холодными, термоковрики – размером с половину рейдового рюкзака.

Набор посуды, включающий в себя флягу с чехлом и котелок со столовым прибором, – «вообще без смеха говорить нельзя, огромный, неудобный, неэргономичный». Универсальный нож (мультитул) получил, по-моему, не самую лестную характеристику – «хоть такой, а то вообще не было ничего». Про наручные механические часы было сказано нелитературно.

При отличных защитных свойствах боевой экипировки («шлем отличный», «броня очень хороша») исполнение целого ряда элементов шлема и бронежилета оставляет желать лучшего.
Шлем «болтается на башке, не фиксируется нормально», поэтому систему фиксации, т. н. «подтулейку», выполненную из связанных между собой ремешков и полосок ткани, приходится переделывать по образцу зарубежных боевых аналогов или спортивных шлемов.

На бронежилетах чрезмерно усложненные системы регулировки, застегивания и утяжки.

Система экстренного сброса, предназначенная для быстрого снятия бронежилета в экстремальной ситуации, выполнена таким образом, что, во-первых, найти прикрытый специальным клапаном вывод системы без предварительного объяснения или ознакомления с инструкцией затруднительно, во-вторых, из-за чрезмерной длины троса человеку среднего роста и ниже «разобрать» бронежилет непросто, причём даже у высоких это зачастую выходит не с первого раза.

Климатический амортизационный подпор (КАП), предназначенный для снижения тяжести ударной травмы при попадании в бронежилет, работает слабо. Недостаточно бронирован поясничный отдел.

При увеличении площади бронирования с установкой дополнительных боковых пластин и плечевой защиты «проект недостаточно опционален для работы внутри техники или на лёгкой технике верхом».

Есть и такая, казалось бы, мелочь, но досадная – система креплений MOLLE не охватывает всю спину, т. е. сухарную сумку закрепить можно, а никакие другие подсумки ниже уже не получается (если, опять-таки, не переделывать).

В целом вердикт по снаряжению и защитной экипировке от одного из специалистов, с кем я беседовал, сводится к двум словам: «убогая эргономика».

В упомянутом выше обзоре было сказано, что «к оружию нареканий нет», однако на деле ситуация здесь не такая радужная.

У автоматов Калашникова новых серий очень сильно страдает качество стволов. Их общая проблема – мягкий металл, не выдерживающий интенсивных нагрузок. По идее, хромирование призвано обеспечить увеличение ресурса ствола, а вот по факту «сотые серии не живучи, мрут быстро, хром сыпется после 3–5 тысяч выстрелов».
Как следствие – резкое падение кучности стрельбы. Плюс к этому периодически имеет место несоответствие калибру у новых стволов, в результате чего они могут сходу выдавать радиус рассеивания до 15 см на 100 метров.

Нет нормальных прицелов, в т. ч. ночного видения. Штатный ночной прицел – это лучшее, что есть из массового, но своему главному зарубежному конкуренту он сильно уступает. У нашлемного фонаря нет инфракрасного режима, что затрудняет использование ночного прицела в условиях ближнего боя. Нет монокуляров, коллиматорных прицелов, тепловизоров.

«Вежливые люди» со всем этим работают

За два года никакого прорыва не случилось и на этом направлении.

И, наконец, комплекс разведки, управления и связи (КРУС). Что касается чисто технической стороны вопроса, то приходится констатировать, что и этот воз остался на прежнем месте. Дословно: «Не знаю, у кого этот планшет нормально работает» (это из литературного). Конкретно о программном обеспечении для навигатора, интерфейсе, картах, батареях питания отзывы были нелитературными.

В обычных мотострелковых частях всё это драгоценное хозяйство вообще стараются лишний раз не трогать – закрывают от греха подальше от личного состава, чтобы, не приведи господи, никто ничего не поломал и не потерял.

В результате опыт использования фактически не аккумулируется, так как взяться ему неоткуда.

Опыт же практического применения КРУС подразделениями специального назначения уже в условиях реальных боевых действий, а не полигонных испытаний, выявил, помимо всего прочего, серьёзную концептуальную проблему.

Комплекс «имеет алгоритм работы, предназначенный для использования в спокойной ситуации», а в контактном бою ситуация кардинально иная – «все мелькает перед глазами, все трясется, попасть в точку 5х5 мм на экране нереально, какое тут (...) управление через планшет».

Вот такая в целом получается картина с «Ратником».

Ещё раз повторю – прошло два года с тех пор, как в издании федерального уровня были озвучены недостатки комплекта.

Все это время наши ребята, не переставая, работают на Северном Кавказе, а с осени 2015-го – ещё и в Сирии. Опыта – реального, боевого – вагоны. Где обратная связь? Как она работает? Работает ли она вообще? Или пока не будут завершены поставки по текущим контрактам, надеяться на какие-либо подвижки не стоит?

А ведь публике уже презентован футуристический комплект боевой экипировки российского «солдата будущего» «Ратник-2», об «уникальном потенциале» которого сообщает пресса.

Тем временем наши оппоненты уже имеют на вооружении всевозможные «девайсы», включая, среди прочего, индивидуальные средства наблюдения, обнаружения, прицеливания и поражения, которые технически опережают многие наши «перспективные» разработки.

При этом, где гарантии, что «Ратник-2» не будет страдать теми же болезнями, что и первая версия? Что тогда? Еще более глубокое техническое отставание?
А что делать нашим ребятам не в «перспективном» будущем, а сейчас, когда против них регулярно работает противник, оснащённый более совершенными техническими средствами?

За свои деньги перешивать «снарягу», покупать импортную оптику, «ночники», тепловизоры, доводить до ума личное оружие? Так они так и делают. Когда финансы позволяют.

Инспирированные извне локальные вооружённые конфликты остаются одним из ключевых элементов воздействия на геополитическую обстановку в мире. В дополнение к существующим, на карте все отчётливее проступают новые точки, пока ещё тлеющие, но потенциально готовые стать горячими.

И в этих локальных горячих точках далеко не все объекты воздействия мы можем отрабатывать теми же «Калибрами».

Огромная нагрузка лежит на группах наведения авиации и корректировки артиллерийского огня, разведывательно-диверсионных и штурмовых группах.

Будут ли все наши ребята, задействованные в боевых операциях, оснащены, наконец, не хуже противника? Или раз за разом мы будем повторять наш горький опыт, как в той песне, «не хотел он героем быть, не хотел, да его заставили»?